Поиск


ЖУРНАЛ "ТЕХНИЧЕСКИЙ ТЕКСТИЛЬ" №37

                    ( читать ... )

ЖУРНАЛ "ТЕХНИЧЕСКИЙ ТЕКСТИЛЬ" №36

                    ( читать ... )

Ссылки партнеров

Общие проблемы


Тенденции/Общие проблемы/Еще не утро

Еще не утро

15 июня 2000
Рынок легкой промышленности №3, 2000

Попов Валерий Федорович

 

Итальянские производители текстильного оборудования, принявшие участие в выставке «Инлегмаш 2000» (19-23 июня 2000 г., Москва, Выставочный комплекс на Красной Пресне), искренне надеялись, что успешный визит президента Владимира Путина в Италию, прошедший несколькими днями раньше,  даст новый толчок развитию двухсторонних связей. Тем более что итальянская сторона накануне этого события предоставила России очередную кредитную линию объемом 1 миллиард долларов США. Соответствующее  соглашение было подписано между   Внешэкономбанком   и банком  Медиокредито   (Италия). Напомним, что последние годы были отмечены резким снижением деловой активности между двумя странами в текстильном секторе. Использование итальянской кредитной линии для нужд текстильщиков, остро нуждающихся в целевых инвестициях, позволило бы,  как это уже было на рубеже 80-90-х годов, решить хотя бы первоначальные задачи отрасли, в которой по-прежнему работают миллионы россиян. Особо отмечу, что упомянутые кредиты предназначены исключительно для закупки машин и оборудования, то есть никоим образом не могут быть пущены на латание  бюджетных дыр или на иные непроизводительные цели.

Расчет итальянских фирм, участвовавших в выставке, не оправдался - очередной «Инлегмаш» стал еще одной демонстрацией  упущенных возможностей.

Все разговоры сводились к обсуждению абстрактных видов на покупку машин и оборудования, причем, как правило, бывших в эксплуатации. Ни о каких проектах, рассчитанных на реализацию в ближайшем или отдаленном будущем,  не шло и речи. Между тем, в подобном составе итальянская сторона может собраться в России в лучшем случае только через четыре года - на следующей международной экспозиции на Красной Пресне.

Результаты выставки приводят к печальному выводу: текстильная промышленность России продолжает пребывать в тяжелом кризисном состоянии. Компания   ConSeco  видит причины столь затяжного кризиса не в отсутствии заинтересованности и профессиональной подготовки руководителей и специалистов текстильных предприятий, а в том, как проводились в жизнь экономические реформы в России. Самый большой ущерб, безусловно, нанесло неконтролируемое бегство капиталов. В результате у России не хватает финансовых средств не только на приобретение новейших технологий, но даже на поддержание  технологий десятилетней давности. Покупательная способность населения за последние годы настолько снизилась, что риск «замороженного» спроса на последнем товарном этапе ложится черной тенью на все переделы производства. 

В конечном итоге причины слабости текстильной промышленности России коренятся, прежде всего, в  ускоренной, принудительной приватизации предприятий. Почти поголовно такие предприятия были оставлены на произвол судьбы без поддержки банков и государства, даже без средств на закупку сырья, с чудовищным дисбалансом: финансовых средств на хозяйствование нет, а само хозяйство огромно, неоправданно велико для новых экономических условий. Одним словом, именно повальное разрушение государства и государственной собственности стало дестабилизирующим фактором. В Италии, например, конституцией закреплены три вида собственности: государственная, частная и кооперативная. Все они равны перед законом, а это значит, что в Италии в принципе невозможно расхищение какой-либо собственности. В отличие от Европы, где приватизация используется как средство выхода предприятия из кризиса, когда новый хозяин в обязательном порядке обеспечивает приток новых финансовых средств необходимых для развития, в России хозяином предприятия практически мог стать любой, даже тот, кто не обладал необходимыми средствами для развития производства и не ставил перед собой таких целей.  Интересы новых хозяев зачастую сводились к распродаже или аренде имеющихся производственных площадей или к спекулятивным операциям с промышленной собственностью. Даже предприятия, переоснащенные в 80-х годы, не смогли выстоять перед неизбежными затратами хотя бы даже на закупку запчастей. В результате большой парк технологического оборудования оказался невостребованным, машины либо «раздеты» в поисках необходимых запчастей, либо безнадежно морально устарели. Таким образом, общее положение дел в российском текстильном секторе сейчас представляется значительно худшим,  чем в начале 90-х годов.

Для возобновления производства на имеющемся оборудовании, требуется, как минимум выделить средства из государственных фондов на закупку сырья. А это значит,  что,  даже  получив их, предприятия увидят первые результаты в лучшем случае только через 6 месяцев.

Государство в любой момент истории обязано предотвращать хаос и анархию в экономике. В результате проведенных реформ в России, в особенно критическом положении оказался мелкий и средний производитель. Большая часть населения, обладающая достаточной профессиональной подготовкой, не смогла реализовать себя, в первую очередь в промышленности, из-за отсутствия каких-либо программ развития и финансирования. В то же самое время, гигантские ресурсы сконцентрировались в руках банков и фирм,  занятых экспортом сырья и сырьевых продуктов. Огромный вред российской экономике был нанесен также заниженным курсом рубля по отношению к доллару. Российские коммерческие структуры, выступая в роли дилеров международных компаний, фактически имели безграничные возможности для продажи на российском рынке импортной продукции, так как на вырученные рубли беспрепятственно скупали необходимые для них дешевые доллары. Поддержка такого курса осуществлялась на уровне руководства страны. Подобный расклад сил и интересов был выгоден также огромному числу мелких коммерсантов, «челнокам» или «шопникам», устремившимся за покупками в Турцию, Китай и Объединенные арабские эмираты. Результаты этой близорукой политики налицо: сегодня Турция не без основания заявляет о том, что,  не приложив для этого каких-либо особых усилий, только в результате развала СССР и Югославии она заняла 14 место в мировом экономическом рейтинге.

Вернемся, однако, к текстильной отрасли. Даже в тех случаях, когда у предприятий появлялась возможность купить кое-какое оборудование по немецкой кредитной линии «Гермес», им приходилось переплачивать за немецкие машины значительные суммы, поскольку у итальянцев аналогичное оборудование стоило на 30-40% дешевле. Вне всякого сомнения, Германия фактически лоббировала  интересы своих фирм в России, так как аналогичные итальянские кредитные линии  оставались и остаются до сих пор невостребованными. Европа, и, в первую очередь, Италия, заинтересованы в стабильной и экономически развитой России, так как только при этом условии возможны регулярные, взаимовыгодные партнерские коммерческие связи. В экономически слабой России будет просто нечего продавать. В то же самое время невозможен приток инвестиций  в экономику страны, которая не в состоянии обеспечить своему населению сколь-нибудь сносный уровень жизни.

Для новых хозяев жизни, поделивших экономику страны, остаются по сути два выхода: или уехать из России, прихватив с собой остатки своих капиталов, или, наконец, начать вкладывать деньги в новые технологии, поскольку других «легких» денег больше не будет.

Проблема России заключается в том, что новая российская элита может еще ждать сколько угодно, а страна нет. Поэтому Россия должна искать радикальный выход из экономического тупика, в котором она очутилась, несомненно, не по своей вине.

КОМПАНИИ И ТОРГОВЫЕ МАРКИ, УПОМЯНУТЫЕ В СТАТЬЕ

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ

НАШИ  ЖУРНАЛЫ И СПРАВОЧНИКИ

Смотреть архив

АНОНСЫ:
ЖУРНАЛ "РЫНОК ЛЕГКОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ" №118

                    ( читать ... )

ЖУРНАЛ "РЫНОК ЛЕГКОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ" №117

                    ( читать ... )