Поиск


ЖУРНАЛ "ТЕХНИЧЕСКИЙ ТЕКСТИЛЬ" №37

                    ( читать ... )

ЖУРНАЛ "ТЕХНИЧЕСКИЙ ТЕКСТИЛЬ" №36

                    ( читать ... )

Ссылки партнеров

Таможенная политика, контрабанда


Интересы/Таможенная политика, контрабанда/Челночный бизнес: бой с тенью

Челночный бизнес: бой с тенью

28 февраля 2006
Рынок легкой промышленности №46, 2006

Как известно, с 26 февраля 2006 года вступили в действие новые таможенные правила провоза  багажа физическими лицами, инициированные Минэкономразвития. В соответствии с ними «челноки» без образования юридического  лица, а также их «чемоданы» или «помогайки», командированные от торговых компаний, смогут теперь ежемесячно беспошлинно ввозить в страну не более 35 килограммов багажа (вместо 50 килограммов раз в неделю) при личном присутствии перевозчика. Все, что выше этих лимитов, оценивается как товарная партия, на которую  начисляются пошлины в размере 30% таможенной стоимости. Нарушивших эти ограничения ждет штраф в размере от 50% до 200% стоимости провезенных товаров с последующей конфискацией или без нее в зависимости от «сложности случая».

Кроме того, планируется с 1 января 2007 года снизить лимит стоимости партии беспошлинных товаров с нынешних 65 тыс. рублей до 10-15 тысяч за исключением единичных товаров, провозимых в одном экземпляре для личного пользования.

При поездках за границу физическое лицо сможет ввезти без уплаты таможенных платежей товаров не для коммерческих целей, например, в США - на 400 долларов, в Германию - на 120, в Финляндию - на 240.

Директор департамента госрегулирования внешнеторговой деятельности указанного министерства  Галина Баландина оценила размер возможного повышения цен на традиционные предметы «челночных» рынков - одежду и игрушки - в 30%. С ее точки зрения, из-за применения челночных схем государство теряет огромные налоги (напомним, что,  по экспертным оценкам, объемы ввоза по этим схемам составляют ежегодно от 60 тыс. до 80 тыс. тонн стоимостью 600 млн. - 800 млн. долларов).

Помимо риска недополучения сборов фискальными ведомствами челночный бизнес, по мнению некоторых аналитиков, чреват «псевдозанятостью» населения и созданием недобросовестной конкуренции на рынке с продукцией российских перерабатывающих отраслей, в том числе текстильной, швейно-трикотажной и обувной.

Однако другие аналитики скептически оценивают результаты принятых мер, как запоздалых, неточно ориентированных и не способных достичь задуманного эффекта. По их мнению, радио Свобода, заявившее о том, что «Кремль нанес смертельный удар по этому типично российскому бизнесу» явно драматизировало ситуацию: речь идет, скорее, о стрельбе из пушек по воробьям.

Действительно, с начала марта цены на  рынках Приморья, торгующих китайскими вещами, выросли на 20-30%, но в других регионах  прямая реакция на новые таможенные правила не проявилась. Как известно, на долю челночного завоза приходится 20-30% объема импортной одежды и обуви в европейской части страны и 60-80% - на Дальнем Востоке.

Не будем преувеличивать налоговые убытки. Они с лихвой компенсируются фискальными сборами в местах продаж. К примеру, в одном только Моздокском районе Южной Осетии, где из 3516 действующих предпринимателей 2594 заняты торговлей, только ЕНВД и платы за торговое место на рынке принесли в бюджет за месяц  31,6 млн. рублей. Если учесть, что в стране 1867 таких районов, а выбранный для примера никак не является образцово-показательным в смысле прозрачности и законопослушности, комментарии излишни.

Что касается «псевдозанятости» населения, напомним, что с начала 1990-х годов именно челночный бизнес помог выжить огромному числу россиян (от 4 до 8 млн. человек), фактически потерявшим оплачиваемую работу на остановленных  производствах, в том числе и легкой промышленности. Для многих из них именно он стал стартовой площадкой в «средний класс» и способствовал росту покупательской способности на внутреннем рынке. В не меньшей (если не в большей)  степени он был выгоден и для правительства: с его помощью сама собой  «канализировалась» гигантская безработица, снижалась социальная напряженность в регионах, не надо было запускать дорогостоящие программы переподготовки и адаптации трудовых ресурсов. Конечно, для предприятий легкой промышленности, испытывающих кадровый голод, «обленившиеся челноки» потеряны, мало кто захочет возвращаться на производство после рискованной, но свободной от нищенского прозябания жизни.

Если обратиться к проблеме конкуренции челноков с отечественными производителями, стоит напомнить слова Владимира Столярова, нового  президента Альянса Русский текстиль: «Главная причина упадка легпрома не в конкуренции с дешевым импортом, а в том, что предприятия много лет не модернизировались».

В связи с этим напомним главное: в настоящее время мелкие челноки, против которых и направлено острие новых правил, давно уже действуют на обочине крупного бизнеса, которым заняты мощные карго-фирмы, в том числе и близкие к ряду министерств и ведомств, что позволяет им в течение ряда лет лоббировать в коридорах власти выгодные для них правила игры на рынке. Не без их участия  размеры серого импорта на отраслевом рынке достигают в стране по самым скромным оценкам 70%.

Так, например, по официальной статистике физические лица ввезли в Россию в 2000 г. около 1 миллиона пар обуви, а по оценке Российского союза кожевников реально на рынок было выброшено почти в 100 раз больше импорта.

Только в 2005 году таможенная стоимость ряда импортных товаров легпрома, по оценке экспертов, была занижена на 23%, в то время, как цены на китайский текстиль упали на 5-8%, а у российских производителей из-за роста издержек выросли на 5,5%.

Именно карго-фирмы и их партнеры аккумулируют импортную продукцию в стране. Исследование с показательным названием «Непотопляемый челнок, или Секреты успешного выживания «нецивилизованных форматов» в розничной торговле» проведенное в 2004 году специалистами Высшей школой экономики (ГУ-ВШЭ) с использованием результатов опроса 1500 респодентов в пяти регионах страны, показало, что половину товарооборота на вещевых рынках страны (около 20 млрд. долларов), действительно, обеспечивают челноки. Вот только закупает большинство из них (от 65 до 90%) импортные товары не в Китае или Турции, а у оптовиков в Москве или Краснодаре или у карго-перевозчиков в Омской и Свердловской областях.

Как чувствуют себя крупные челноки в результате таможенной борьбы с мелкими? В конце февраля 2006 года заместитель руководителя Федеральной таможенной службы РФ Леонид Лозбенко провел очередную  встречу с представителями деловых кругов по вопросу недостоверного декларирования товаров и занижения таможенной стоимости. На встрече крупных предпринимателей заверили, что Главному управлению по борьбе с контрабандой известно большинство незаконных схем, включая изменение наименования импортируемых товаров легкой промышленности или предоставление недостоверной информации по стране их происхождения. А Управление таможенной  инспекции будет и впредь проводить так называемый пост-аудит в сфере реализации товаров, дабы пресекать сотрудничество розницы с «черными» и «серыми» брокерами.

Тем временем только за последние месяцы на Урале таможня изъяла на 1 млн. рублей продукцию под марками Nike, Adidas и Puma. В Карелии за одну февральскую ночь несколько тонн импортного текстиля на 4 млн. рублей. На украинской границе сами российские таможенники повздорили с «жевто-блакитными» пограничниками, пытаясь «экспортировать» грузовик с  текстилем.

Что же сами мелкие челноки, которых с опозданием в 15 лет решили поставить на место? Они, как правило, уверены, что ничего не изменится и их скромный бизнес не умрет: русский народ, как говорится, ушлый, что-нибудь придумает, в крайнем случае по примеру поляков 1980-х годов пройдут «капустой», напялив на себя несколько комплектов одежды разных размеров. Но не забудут поделиться. «В большинстве случаев они заплатят взятки для того, чтобы таможенники не проверяли их товары или зарегистрировали их как личные вещи», - говорит Дина Крылова из союза предпринимателей Опора. Согласно опросам Фонда Общественное мнение, каждый пятый россиянин заявил, что при определенных обстоятельствах стал бы заниматься челночным бизнесом, а 37% опрошенных признали эту деятельность благом для страны.

RusTM.Net © Российские торговые марки

ПРИМЕЧАНИЯ

По информации  ФТС Таможня., finitform (Владикавказ), Эпиграф, Аналитика малого предпринимательства, а также СМИ: Радио «Свобода», The Times, Новые известия, Бизнес журнал, журнал «Эксперт»

КОМПАНИИ И ТОРГОВЫЕ МАРКИ, УПОМЯНУТЫЕ В СТАТЬЕ

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ