Поиск


ЖУРНАЛ "ТЕХНИЧЕСКИЙ ТЕКСТИЛЬ" №37

                    ( читать ... )

ЖУРНАЛ "ТЕХНИЧЕСКИЙ ТЕКСТИЛЬ" №36

                    ( читать ... )

Ссылки партнеров

Традиции


Идеи и разработки/Традиции/Традиционный костюм на Первой этнографической выставке 1867 г.

Традиционный костюм на Первой этнографической выставке 1867 г.

17 июля 2008
Рынок легкой промышленности №56, 2008

Калашникова Наталья Моисеевна

Входя в Московский манеж, где 23 апреля 1867 г. открылась выставка, посетители попадали в необычный мир, где на фоне ландшафтов, тщательно подобранных для каждого представленного региона, крестьянских жилищ и хозяйственных построек располагались группы фигур-манекенов, одетых в традиционные костюмы различных народов России и зарубежных славянских стран. На выставке было представлено около 300 манекенов в национальных костюмах, 450 комплектов и деталей одежды, 1100 предметов быта, а также музыкальные инструменты, модели построек и орудий труда, лубочные картинки и около 1600 фотографий.

Первая этнографическая выставка России была организована учеными, объединившимися вокруг Императорского общества любителей естествознания, антропологии и этнографии при Московском университете. Главным инициатором ее организации был известный антрополог А.П. Богданов. Программу выставки утвердил  император Александр II в соответствии с докладом министра просвещения. Воплощением ее в жизнь занимались московские ученые, архитекторы, художники. Работа проводилась под общим руководством В.А. Дашкова - помощника попечителя Московского учебного округа, предоставившего значительную сумму денег на организацию выставки. Пожертвования поступали от членов императорской семьи и государственных деятелей, дарителями выступили также ученые, путешественники, любители старины - дворяне, купцы и разночинцы.

В процессе подготовки Выставки 1867 г. собирали не только предметы, записывали информацию о вещах и их владельцах, но выполняли также зарисовки и фотографии. Для изготовления манекенов, на которых демонстрировалась одежда, были приглашены скульпторы:  профессор Н.А. Рамазанов, академик С.И. Иванов, а также  художники М.Л. Севрюгин, Я.М. Яковлев, С.П. Закревский, А.М. Любимов и Гейзерт.  Они работали на основании фотографий, полученных из разных регионов России, а в некоторых случаях  -  с натуры.

Научно-просветительной целью выставки  было «распространение в массы сведений по изучению человека, знакомство с представителями разнообразного населения России и родственных ей стран, возбуждение интереса к изучению их населения и быта» 1.

Идея славянской общности как целостной системы, появившаяся в 1820-1830 гг. в результате процесса национального возрождения народов Центральной и Юго-Восточной Европы, была связана с ростом национального самосознания, формированием литературных языков, началом борьбы за освобождение и восстановление государственности западных и южных славян. Все представители славянского Возрождения обращались к России, единственному в то время независимому государству, в составе которого преобладающим был славянский компонент.

Выставка состояла их трех разделов. Первый, рассчитанный на рядовую публику, демонстрировал культуру разных народов России и зарубежных славян. Эта часть выставки была построена в виде обстановочных сцен, каждая из которых включала ряд точно отражающих антропологические типы фигур-манекенов в традиционной одежде в окружении подлинных предметов народного быта. Сцены выстраивались у различных построек, характерных для культуры конкретного этноса, на фоне пейзажей, типичных для той или иной местности,  среди живых растений.

Второй и третий разделы выставки были рассчитаны на специалистов, интересующихся культурой народов. Здесь экспонировались «Фотографические снимки, альбомы и рисунки» с подлинными изображениями крестьян и мещан, выполненные по заказу устроителей (около 1500 работ). Кроме того, в этнографическом разделе были представлены костюмы, детали одежды, орудия труда, посуда, мебель, музыкальные инструменты, детские игрушки, модели построек и пр. Третий раздел выставки содержал антропологические и археологические материалы 2.         

 На следующий день после торжественного открытия Этнографической выставки, почетным председателем которой был великий князь Владимир Александрович, экспозицию, расположенную в здании экзерциргауза - московского манежа, осмотрел император Александр II вместе с великим князем Александром Александровичем (будущим Александром III)  и его женой Марией Федоровной.

Выставка рассказывала о традиционной культуре народов практически всех регионов Российской империи: русских и белорусов, украинцев и молдаван; эстонцев, латышей, финнов; коми-зырян, коми-пермяков, мордвы, марийцев, чувашей, татар и башкир; грузин, армян, черкесов; казахов, туркмен, таджиков; якутов, бурят, ненцев, хантов и манси, эскимосов, алеутов и др. Кроме того, были представлены материалы по славянскому населению Центральной и Юго-Восточной Европы, что позволило впервые одновременно экспонировать комплексы костюмов восточных, западных и южных славян.

История  представления на Этнографической выставке коллекции одежды зарубежных славян связана с именем  профессора Московского университета Н.А.Попова, который обосновал необходимость создания в рамках экспозиции особого славянского отдела следующим образом: «...Во-первых потому, что славяне должны служить в этом случае предметом первого и ближайшего сравнения при изучении русской народности как родственные ей племена; во-вторых, потому что в России из западных славян живут поляки, а из южных - сербы и болгары» 3.

За время работы выставки (с конца апреля до середины июня 1867 г.) ее посетило более 83 тысяч человек. Экспонаты выставки вошли затем в состав коллекций Московского Публичного и Румянцевского музеев под названием «Дашковский этнографический музей». В советское время они были переданы  Музею народов СССР в Москве, а с 1948 г. хранятся в Российском этнографическом музее в С-Петербурге.

Анализ вещевых памятников, представленных на выставке 1867 г., убедительно свидетельствует о том, что в количественном отношении преобладали материалы, характеризующие традиционную одежду народов России и зарубежных славян. Известно, что и устроители Первой этнографической выставки, в том числе Василий Дашков и Нил Попов, считали основным предметом традиционный костюм: «Каждое племя предполагается представить с помощью манекенов в виде особой группы, которая по возможности должна изображать какую-нибудь характеристическую сцену из жизни племени. Одеяние, которое собственно и составляет предмет исканий Общества, должно быть местное, типическое и полное начиная с головы до ног, не измененное нововведениями» 4.

И это не удивительно, поскольку именно одежда, и это интуитивно чувствовали ее собиратели, сообщала информацию о возрасте, половой и этнической принадлежности индивида, о месте его проживания, социальном статусе, профессии носителя и др.

Представленные на выставке костюмы могли рассказать многое об эпохе, в которую были созданы. Предварительная работа по атрибуции этих ценнейших памятников, проведенная сотрудниками Российского этнографического музея, позволяет предположить, что многие из них могут быть датированы концом XVIII - началом XIX в., а это значит, что в настоящее время средний возраст этих предметов составляет около 200 лет.

Современные исследователи в области народной одежды отмечают удивительную полифункциональность традиционного костюма, насыщенного целым миром символов и знаков, составляющих пространство культуры, в котором они бытовали. Несомненно, это суждение относится и к экспонатам выставки.

При этом следует помнить, что традиционный костюм не существовал отдельно, как нечто изолированное, он был связан с различными предметами, функциональность которых говорила о едином культурном пространстве, в котором они существовали. Народный костюм диктовал манеру поведения и определял психологический настрой обладателя. Таким образом, одежда становилась отражением народного мировоззрения, передававшегося от поколения к поколению вместе с языком, вековыми традициями и тем духом, который впоследствии и составил сущность менталитета того или иного этноса.

Комплексный подход к анализу собрания традиционного костюма, экспонировавшегося на выставке 1867 г., открывает широкие перспективы для его историко-культурологического анализа как модели этнической культуры. Исследователей, несомненно, привлечет и ракурс его естественной функциональности, удивительной конструктивности, совершенно определенной комплексности, непревзойденной пластики орнаментов и колористики.

Даже предварительное исследование этой коллекции костюмов показало, что культурно-антропологический срез женского костюма гораздо разнообразнее и сложнее мужского. Женская одежда, строго отвечавшая соотношениям частей тела, по колориту и орнаментике имела специфические отличия не только по регионам, губерниям или уездам, но и по отдельным деревням, селам, аулам.

Мужской костюм, который значительно раньше был урбанизирован у многих народов, при наличии определенных вариантов, всегда состоял из рубахи, пояса и штанов, дополнялся верхней одеждой, головным убором и обувью. В мужском костюме значительно раньше, чем в женской одежде появились признаки профессиональных занятий.

Так, на выставке экспонировались промысловые костюмы рыбаков (русские, белорусы,), охотников (казахи, коми) и занимавшегося перевозкой рыбы чумака (украинцы). Наибольшую стабильность в традиционной культуре любого этноса сохраняли праздничная и свадебная одежда, которая украшалась гораздо богаче, тщательнее хранилась и передавалась из поколения в поколение. Праздничный костюм, несомненно, обладал знаковой (семиотической) функцией, отмечал социальную, этническую и возрастную принадлежность человека.

Выступая знаком половозрастного и семейного статуса, традиционный костюм опосредовано связывал человека с природой, зачастую, демонстрировал определенную зависимость от нее (например, зимняя и летняя одежда у народов Сибири). Он служил своего рода границей между телом (микрокосмосом) и миром (макрокосмосом).

Практически любой традиционный костюм обладал определенной символикой. Однако несомненным своеобразием отличалась ритуальная одежда, одной из важнейших задач которой было выделение человека из общего будничного ритма жизни. Изготовление подобной одежды происходило, в основном, домашним способом с помощью самодельных орудий труда и местного сырья. Но, несмотря на это, сделанные руками народных мастеров обрядовые вещи продолжали поражать рациональностью формы, гармоничностью цветовых сочетаний, богатством орнаментики, что свидетельствовало о таланте народа, его мастерстве и высоком художественном вкусе. Таковыми являются, например, представленные на выставке свадебные казахские костюмы.

Обрядовую одежду у восточнославянских народов (русских, украинцев, белорусов) шили из льняной, конопляной и шерстяной ткани домашнего изготовления, которая различалась по цветовой гамме и орнаменту. Вместе с тем, и это видно на экспонатах выставки, что уже с середины XIX века в крестьянской среде использовались фабричные ткани.

Для каждого народа был типичен свой набор элементов и покрой костюма, своеобразная орнаментация, излюбленные цветовые сочетания и декоративные приемы. Одним из наиболее распространенных способов отделки, известным практически всем славянским народам, была вышивка, которой украшали праздничные костюмы, верхнюю одежду, в том числе меховые мужские и женские безрукавки и шубы. Богато декорировали и традиционные, наиболее важные предметы свадебного ритуала, в том числе, головные уборы, свадебные полотенца. Помимо вышивки использовали кружево и узорное ткачество.

Особое значение в обрядовом костюме придавали цвету как средству наибольшей выразительности. Важно отметить, что при довольно стабильных формах народной одежды в костюмах этого типа всегда существовало разнообразие цветовых и орнаментальных комбинаций, обилие украшений. У разных народов существовали различные обозначения и названия цвета. В обрядовой одежде встречались практически все основные цвета, известные по шкале цветовосприятия: белый, красный, черный, зеленый, желтый, голубой, коричневый, фиолетовый, розовый, оранжевый, серый.

Наделяя цвет определенными психологическими свойствами, люди исходили из конкретных наблюдений. Так, у большинства народов белый цвет олицетворял чистоту и целомудрие и использовался в повседневной одежде. Красный цвет имел свою семантику и был связан с кровью. Он преобладал в одежде женщин репродуктивного периода, старухам же считалось неприлично носить одежду этого цвета. Красный цвет, наряду с белым, доминировал в свадебной обрядности многих этносов и служил символом любви, девственности, брака, брачной ночи. Он часто являлся оберегом, например, в одежде невесты, как бы отгораживая женщину от злых духов. Черный цвет у значительного числа этносов России был символом печали и траура. Цвет опасности и войны; он выражал также скромность и строгость. Зеленый цвет считался основным тоном лета, голубой практически повсеместно в ритуалах связывался с небесным миром, желтый - с богатством и властью.

Цвет, таким образом, играл существенную роль в традиционной одежде, сообщая определенную информацию о носителе данного костюма. При этом различие в цвете костюма воспринималось гораздо легче, чем изменения в крое или ткани, особенно на расстоянии. Цвет одежды как бы предупреждал собеседников, с кем они имеют дело и какую позицию нужно занять в отношении этой особы. Так, цвет одежды мог выступать как символ этнической и региональной принадлежности или как определитель возраста и пола, цвет выполнял функцию престижа или маркировал гражданское состояние носителя костюма.

Экспонируемые на Первой этнографической выставке комплексы одежды предоставляли зрителю уникальную возможность убедиться в разнообразии материалов, конструкций костюмов, цветовой гамме и декоре традиционной одежды представителей всех регионов Российской империи середины ХIХ в.

В 2007 году исполнилось сто сорок лет со дня проведения «Первой этнографической выставки 1867 года». Научные, культурные и в определенной мере политические идеи, заложенные при ее создании, не теряют своей актуальности и сегодня. Поэтому обращение к опыту предшественников для показа нашим современникам  материалов Этнографической выставки 1867 года под названием «Народы России» представляется важным не только как дань исторической памяти, но и как свидетельство глубоких историко-культурных связей между многочисленными народами евразийского пространства. Экспонирование этого уникального собрания костюмов и предметов быта стало возможным благодаря самоотверженной работе реставраторов и научных сотрудников Российского этнографического музея.

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Иванова О.А. Всероссийская этнографическая выставка 1867 года (исторический очерк) //Материалы по работе и истории этнографических музеев и выставок.  - М.: 1972 - С.100.

2 Всероссийская этнографическая выставка и славянский съезд в мае 1867 г. Указатель Русской этнографической выставки, устроенной Императорским Обществом любителей естествознания в 1867 г. (М., 1867) -  Этнографическая выставка в 1867 г. // Известия Императорского Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии при Московском университете. -  Т.ХХIХ. Вып. I. М., 1878.

3 ЦИАМ Ф.459. Оп. 2.Д. 2976. Л.1.

4 ЦИАМ. Ф.455. Оп.1, Д.3.Л.37-38. 

КОМПАНИИ И ТОРГОВЫЕ МАРКИ, УПОМЯНУТЫЕ В СТАТЬЕ

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ