Поиск


ЖУРНАЛ "ТЕХНИЧЕСКИЙ ТЕКСТИЛЬ" №37

                    ( читать ... )

ЖУРНАЛ "ТЕХНИЧЕСКИЙ ТЕКСТИЛЬ" №36

                    ( читать ... )

Ссылки партнеров

Традиции


Идеи и разработки/Традиции/Музей художественных тканей МГТУ им. А.Н.Косыгина. Личность как объект экспозиции: Морозов, Гюбнер

Музей художественных тканей МГТУ им. А.Н.Косыгина. Личность как объект экспозиции: Морозов, Гюбнер

19 октября 2009
Рынок легкой промышленности №66, 2009

Игнатьева Татьяна Ивановна

Признанными исследователями русской истории и культуры выявлено, что основную черту славянской природы составляет дух общинности и потребность соединять личное благоденствие с благополучием окружающего общества. Отдельные личности Российского отечества ХVIII - ХIХ вв. оставили неизгладимый след в жизни людей, отдельных регионов, государства в целом и вошли в летопись страны. Это отражено в коллекционных собраниях и музеях, которые создавались для будущих поколений, привнося огромный вклад в сохранение истории России. Оценят ли это вклад потомки? На русской земле немало было личностей, которые свою жизнь посвятили благосостоянию, просвещению и духовному возрождению родной земли и славе отечества. Они оставили свои имена, научные труды, произведения искусства, а также заводы, фабрики, на которых создавалась продукция высокого качества с применением самых современных по тем временам технологий и даже музеи. В ХХ - ХХI вв. изделия русских предприятий стали ценными документальными свидетельствами и вошли в коллекционные собрания многих российских и зарубежных музеев. Какими бы ценными предметами не была скомплектована коллекция музея - главным определяющим объектом является экспозиция и любой ее экспонат обладает экспрессивной и аттрактивной функциями. Экспозиция должна быть сильным информационным центром, особенно в университетском музее, способствующим просвещению и совершенству образования.

Очень важным объектом для любого музейного пространства является присутствие биографического фактора. Отражение истории государства, его научной и промышленной сферы без участия личностей в различных видах деятельности делает экспозицию нейтральной и невыразительной. Красота, древность, необычная форма, фактура экспоната и т.д. должны притягивать к себе посетителя незримым присутствием личности - создателя произведения. Экспонат должен не только восхищать и вызывать интерес, но и служить просветительским целям. Независимо от классификации в каждом музее должен присутствовать биографический комплекс. Размещение в экспозиционном пространстве предметов, имеющих прямое отношение к личности, способствует более содержательному раскрытию главного тематического смысла.

Музей художественных тканей  Московского государственного текстильного университета им. А.Н.Косыгина  обладает довольно небольшим собранием текстильных образцов, костюмов, гобеленов и т д., но высокая историческая и биографическая содержательность и наличие в основном подлинных экспонатов, имеющих прямое отношение к историческим личностям, ставят его на высокий информативный уровень.

История развития текстильной промышленности в России, её взлеты и падения неотделимы от великих имен соотечественников. Проблема личности в истории была актуальна всегда, какой бы исторический аспект не рассматривался. Любой экспонат музея заставляет обратиться к прошлому, к изначальным истокам, чтобы более ясным и понятным стало настоящее. Соприкасаясь с уникальными образцами тканей ХVIII - ХIХ веков в экспозиции музея можно было бы взглянуть на этот временной период с позиций начавшегося ХХI-го.

С началом развития капитализма в России в ХVIII веке в среде купечества появляются русские состоятельные фабриканты, предприниматели организовавшие довольно крупные текстильные мануфактуры и фабрики. Созданная к этому времени Петром I Мануфактур-коллегия, способствовала организации и развитию в России различных текстильных фабрик и мануфактур частными предпринимателями. По личным указам царя была проведена реорганизация текстильных предприятий на всей территории России. Особенно это касалось полотняных и суконных заводов в связи с основанием военного и торгового флота. Именным Указом 28 февраля 1711 года велено было отдать полотняные заводы, которыми ведал Посольский приказ вместе с мастерами-иноземцами, русским «купецким» людям Андрею Турке, Степану Цинбальщикову и другим с предоставлением им субсидий и привилегий. Петр I поощрял не только развитие торговли и промышленности, но и переход из дворянства в «купеческий чин».

Невозможно не упомянуть при этом купеческий род Морозовых. С именем русских предпринимателей Морозовых, изначальный род которых прослеживается в источниках с середины ХVIII века, связано представление о влиянии и процветании русской купеческой мощи. Эта московская семья уже к началу ХIХ века насчитывала пять поколений, имевших сильное влияние на развитие промышленности, в частности текстильной, и принимала активное участие в духовной и культурной жизни России. Например, текстильные фабрики братьев Викулы, Абрама, Ивана и Елисея Морозовых, которые производили не только высококачественный и красивый товар, но и были образцовыми в системе технического оснащения, устройства, порядка, содержания помещений и организации рабочего труда на своих предприятиях.

Рис.1. Товарный ярлык ситценабивной фабрики Товарищества мануфактур Викулы Морозова с сыновьями. Набойка на льняной ткани. Россия Х1Х в.

Об этом свидетельствует уникальный альбом фотографий 1896 года внешнего и внутреннего устройства Морозовской Тверской (Хлудовской) мануфактуры, хранящийся в музее художественных тканей университета.  Этот уникальный экспонат притягивает к себе не высоким качеством тисненого переплета и шрифта, а содержательностью фотографического материала, повествующего об образцовой организации производства, трудовой дисциплине рабочих, построенных школах и садах для детей рабочих. Более пятидесяти фотодокументов довольно большого формата являются неоценимыми свидетельствами того, что владельцы предприятий, заботились не только о своей прибыли, но и о благополучии рабочих.

Савва Тимофеевич Морозов был всесторонне развитой и образованной личностью, брал уроки живописи, интересовался народным искусством, коллекционировал антиквариат, вносил немалые благотворительные вклады в сферу образования, культуры и искусства. Он находил время для посещения музеев и знакомства с достопримечательностями. В Берлине в 1877 году семья Морозовых и Крестовниковых в течение пяти дней посетили почти все музеи. В Дрезденской галерее на Савву Тимофеевича произвела неизгладимое впечатление Сикстинская мадонна Рафаэля. Несколько часов он находился под сильным впечатлением этого произведения. Идея создания музея все сильнее утверждалась в его сознании. В 1902 году С.Т.Морозов приобрел в Леонтьевском переулке в Москве бывшее владение Мамонтовых, существовавшее еще с 1802 года, специально для постройки здания   Музея кустарного искусства. Проект был заказан архитектору Сергею Устиновичу Соловьеву, который прославился как зодчий неорусского стиля. Оформлением интерьеров занимался М.А.Врубель. Для музея он выполнил в технике майолики одну из лучших своих работ - композицию на тему былины «О Вольге и Микуле Селяниновиче», а также создал необычный по форме декоративный камин. Под музей Савва Тимофеевич передал особняк и часть своей коллекции. Открылся музей в 1885 году и назывался он тогда Торгово-промышленным музеем кустарных изделий. Главная задача музея заключалась в оказании художественной и технической помощи мастерам, художникам и предпринимателям.

На основе этого музея в первой половине ХХ века был организован Научно-исследовательский институт художественной промышленности, который более 60 лет развивал и поддерживал все виды народных художественных промыслов России. Лучшие авторские образцы  демонстрировались в выставочном зале Морозовского музея и на престижных международных ярмарках, где их отмечали наградами и медалями.

Становление текстильной отрасли в России продолжало последовательно развиваться, о чем свидетельствуют маркированные образцы тканей в экспозиции и фондах различных текстильных коллекций. В первом десятилетии ХIХ века в московском регионе было уже зарегистрировано более 27 ситцепечатных предприятий. Появление "новых" купцов, способствовало образованию сильного ядра русской коренной буржуазии. В конце ХVIII века и в первой половине ХIХ века родоначальники русских промышленных династий организовывали собственные мануфактуры. Больших успехов достигли мануфактуры Урусова, Прохоровых, Третьяковых, а также Коншина в Серпухове, Посылиных в Шуе, Меньшиковой в Юрьеве.

От мелкого крестьянского промысла до крупного текстильного производства складывалась элита российского торгово-промышленного мира. В конце ХVIII века в России сложились три текстильных района - Петербургский, Московский и Владимирский. Во второй половине ХIХ века к ним прибавились Иваново-Вознесенский и Костромской. Правительство поощряло развитие отрасли в стране, потому что это доставляло государству "знатный доход".

Головой и душой мануфактур были их хозяева-фабриканты. Хочется напомнить их имена, которые почти забыли и называют в настоящее время не часто. Во второй половине ХVIII века - это Михаил Москатильников, содержатель шелковой мануфактуры  в Ярославле; Михаил Викулин - кожевенной; Иван Рукавишников - владелец полотняных фабрик; Андрей Бодров и Иван Шапошников - фабриканты полотняных фабрик; Иван Симонов - владелец парусной (парусиновой) фабрики; Дмитрий и Степан Щелкуновы - суконной и каразейной фабрик. Фабрикантам Андрею Еремееву, Ивану Василькову и Андрею Косареву, производившим сукно для армии,  государственными указами предлагалось обучать своих рабочих или выписывать их из-за границы. Не было препятствий в постройке производственных зданий, приобретении оборудования,  предоставлении земель. Архивные документы свидетельствуют о том, что, например, суконной фабрике был пожалован «на вечно» Кадашевский монетный двор. Для валяния сукон и каразеи компания получала оброк в вотчинах Троице-Сергиево монастыря и продавала беспошлинно эти ткани.

Владельцы шелковых мануфактур середины ХVIII века занимали особое привилегированное положение по сравнению с владельцами полотняных. Это фабрики Николая Иванова и Михаила Яроспопова в Москве, которые производили шелка «под золото и серебро». Фабрика Якова Полуцкого делала «шелк по заказу кружевного ряда». Существовали производства, которые производили сырье для парчовых и шелковых мануфактур. В первой половине ХVIII века работала в Москве плащильная фабрика Ильи Докучаева, мишурные фабрики Василия Суровщикова, Михаила Засекина, сусальное предприятие в Москве Федора Ямщикова с товарищами. По сведениям Мануфактур-коллегии за один год капитала было употреблено до 12000 рублей и «...в семи светлицах наделанного золота и серебра явилось немалое число». «Блездочная фабрика Андрея Кружевникова» в Москве изготовляла и поставляла красивую продукцию для золотного шитья канители, звездки, проволоку. Объем такой продукции в год составлял 104 пуда.

Наряду с русскими предпринимателями, текстильные заведения в России основывали иностранцы. В конце ХVIII - начале ХIХ вв. в Россию хлынул большой поток переселенцев из Германии, Франции, Англии, Швейцарии и других стран. Механики, колористы, химики с большим опытом работы приезжали работать в Москву и другие города России из европейских текстильных центров, находившихся в то время в кризисном состоянии. Уже с середины ХVIII в. действуют печатные мануфактуры "иноземца" Берквиста. В 1755 году в пригороде Петербурга, Красном селе, английские купцы Ричард Козенс и Вильям Чемберлен организуют ситценабивную мануфактуру. В то время это были одни из передовых предприятий, которые выпускали ситцевую продукцию с применением стойких красителей. Иностранных предпринимателей Мануфактур-коллегия наделяла привилегиями.

Так,  в 1761 году 14 декабря Указом Мануфактур - конторы была записана фабрика за голландским купцом фон Лиларом, которому было предписано содержать фабрику «на нижеследующем основании»:

  • полотна делать самым хорошим мастерством и продавать против иностранных государств с уменьшением цен;
  • на изготовляемых фабрикой полотнах должны быть вытканы «российские литеры» или сургучная печать, чтобы отличать товар от иностранных;
  • выписывать иностранных «достойных» мастеров, чтобы они обучали российских учеников;
  • помянутого фон Лилара обнадежить е.и.в. (ее императорского величества) высочайшей милостью, что оная фабрика от наследников его отнята не будет.

В 1763 году Христиан Леман основал ситценабивное предприятие «Шлиссельбургская мануфактура», которая производила самые разнообразные хлопчатобумажные ткани. В конце 1770-х годов было выпущено продукции на 700 тысяч рублей. В 20-х годах ХIХ века предприятие перешло к Федору Битепажу и как «Товарищество Шлиссельбургской мануфактуры» работало до конца века.

Создавая свои фирмы в России, московские немцы из Эльзаса стали частью отечественного предпринимательского класса. Таких предприятий было немало - это объясняется тем, что немцам было легче устанавливать деловые контакты со своими соотечественниками и покупать сырье, оборудование по доступным ценам в Германии, а не в дорогом Париже.

Еще один эльзасский предприниматель  Альберт Осипович Гюбнер,  француз по происхождению, с 1837 года начал работать на текстильных предприятиях Москвы имея чин временного купца третьей гильдии. В 1846-1847 годах основал в Москве ситценабивную фабрику, в состав которой вошла мануфактура Родиона Дмитриевича Вострякова, основанная еще в 1840 г. Пайщиками стали также Щукины, Вагау, К.Т.Солдатенков, Перлинг, но Альберт Осипович Гюбнер оставался единоличным владельцем. Это было одно из передовых предприятий Москвы второй половины ХIХ века, на котором создавались мебельные ткани, тонкие плательные и плотные полотна с начeсом.

Рис.2. Клеймо Товарищества Альберта Гюбнера с государственными гербами.

Постоянной заботой А.О. Гюбнера было качество производимых им тканей «...чтобы изделия не уступали достоинству иностранных». Образцы тканей фабрики Гюбнера сохранившиеся в музейной коллекции университета отличаются тонким колером фона, на котором часто изображались светские сцены в парке на фоне старинных замков, детские игры, бытовые сюжеты, заключенные в орнаментальную раму с тонкой прорисовкой деталей костюма персонажей, растительности, пейзажа. Мебельные кретоны создавались художниками и колористами предприятия как законченные цветочные композиции. В текстильном собрании музея хранятся и экспонируются самые разнообразные ткани этой мануфактуры.

Рис.3. Фрагмент хлопчатобумажного мебельного кретона Товарищества Альберта Гюбнера. Россия ХIХ в.

Изделия фабрики неоднократно отмечались высокими наградами на различных выставках и торговых ярмарках в 1853 г. На московской выставке ткани А.О.Гюбнера награждаются серебряной медалью, получают награды в 1878 г. в Париже, а в Антверпене в 1885 г. фабрике присуждается Большая золотая медаль. В 1861 г. За заслуги перед отечеством фабрика получает право изображения Российского Государственного герба на своих тканях и рекламе. В том же 1856 году А.О. Гюбнер принимает российское гражданство, а в октябре 1857 года становится купцом второй гильдии. Фирма процветала и легко выдерживала конкуренцию иностранных фирм.  Нужно отметить, что предприниматель из Франции постоянно вступает в производственные отношения с русскими промышленниками. В 1870 году совладельцами «Ситценабивной фабрики А. О. Гюбнера» стали русские купцы-миллионеры И.В.Щукин и К.Т. Солдатенков. Необходимо отмтить, что именно Козьма Терентьевич Солдатенков и был одним из организаторов Прядильно-ткацкого училища, впоследствии Московского текстильного института.

В дальнейшем предприятие А.О Гюбнера объединяется с Даниловской и Коншинской фабриками. Эти фирмы учредили товарищество Внутренней и вывозной торговли мануфактурными товарами и приняли на себя реализацию товара. Организатором этого мероприятия был Н.А.Второв, который к этому времени учредил в Москве большую красочную фабрику. Н.А.Второв был видной фигурой в среде русской национальной финансовой олигархии. В последующем отец и сын Второвы были владельцами крупного торгового текстильного предприятия в Сибири. В 1901 - 1914 гг. они являлись главными владельцами крупных текстильных предприятий и создателями собственной финансовой базы. Различные отделения совместных фирм Альберта Гюбнера работали в нескольких странах и имели даже представительство в Китае.

КОМПАНИИ И ТОРГОВЫЕ МАРКИ, УПОМЯНУТЫЕ В СТАТЬЕ

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ