Поиск


ЖУРНАЛ "ТЕХНИЧЕСКИЙ ТЕКСТИЛЬ" №37

                    ( читать ... )

ЖУРНАЛ "ТЕХНИЧЕСКИЙ ТЕКСТИЛЬ" №36

                    ( читать ... )

Ссылки партнеров

Традиции


Идеи и разработки/Традиции/Музей художественных тканей МГТУ им. А.Н.Косыгина. Личность как объект экспозиции: Эмиль Циндель

Музей художественных тканей МГТУ им. А.Н.Косыгина. Личность как объект экспозиции: Эмиль Циндель

08 ноября 2009
Рынок легкой промышленности №66, 2009

Игнатьева Татьяна Ивановна


Успешная деятельность многих крупных предпринимателей текстильных мануфактур России, на которых появляются первые паровые цилиндровые машины, способствовала тому, что к началу ХIХ века центр российского ситцепечатания перемещается в Московскую губернию, а Москва утверждается как столица текстиля. Именно здесь формировались классические для этой отрасли рисунки для тканей и апробировались новые технические и технологические приемы. Уже накоплен был немалый опыт составления колеров для многоцветной набивки ситцев. Во многом это зависело от качества красителей.

Еще с середины ХVIII века работали фабрики по производству красок в Москве -  Ивана Шелковникова, Петра Сухарева, в Торжке -  Ивана Тавлеева, в Севске - Лукъяна Зайцева. Изготовляли различные краски: синюю брусковую, кубовую, шишголь, бакан, венецианскую ярь и ярь-медянку, лазорь берлинскую, кармин 1. Краски были разного качества и светостойкости. Но рецептура крашения тканей постоянно совершенствовалась. Это можно проследить по многочисленным образцам тканей в тканетеке и в экспозиции музея.

Постепенно в России стали внедряться в производство современные достижения химиков-колористов Англии и Франции. В 1858 году появляется класс синтетических красителей созданный английским химиком Петерсом Гриссом, которые позволили окрашивать протравным способом животные и растительные волокна. В Англии в 1880 году был взят патент на нерастворимые красители. В 1884 году Бетингером был открыт первый тетразокраситель – «красный Конго», окрашивающий непосредственно растительные волокна. В ХIХ веке доминирующее положение занимал яркий пунцовый ализариновый краситель. Но в начале ХХ века самым распространенным был способ получения расцветок и бели по грунтам – вытравной.

Новые достижения в области крашения тканей в 1912 году представила фирма «Грисгейм», создав новый нафтол с полной гаммой цветов и выдающимися прочностными качествами значительно превосходящими предыдущие. Эти достижения химиков-колористов незамедлительно внедрялись на передовых текстильных российских предприятиях А. Карабанова, М.Титова, братьев Посылиных и др. Они заметно, качественно изменили красочную поверхность своих набивных полотен, применяя новые достижения химиков – колористов. Ткани, этих мануфактур, хранящиеся в фондах музеев действительно сохранили звучность и красоту текстильных узоров до начала ХХI века.

Рис.1.  Платки хлопчатобумажные набивные мануфактур: Краснопресненской, А. Посылина, М.Титова. Россия ХIХ в.

В ХIХ веке Москва продолжала занимать главенствующую роль в хозяйственной жизни России, что объясняется ее географическим положением и историко-культурными особенностями. Денежно Москва всегда была могущественна, и промышленный рост ее происходил очень быстро. Поэтому приход капитализма в Россию привел к вторжению новых социалистических идей, что поставило русских предпринимателей и фабрикантов перед лицом новых фактов и изменившихся отношений в условиях сильной конкуренции.

Москва продолжала оставаться очень привлекательным местом для западноевропейских предпринимателей Германии, Франции, Англии. Высоким качеством тканей и технической оснащенностью выделялись крупные московские мануфактуры: Прохоровская, Трехгорная, в том числе выходцев из Эльзаса Эмиля Цинделя, Альберта Гюбнера и многих других. Тогда, они были передовыми в дореволюционной России, и cамыми лучшими во всем мире.

Русские владельцы текстильных предприятий не только использовали новые достижения иностранных технологов, ткачей, но и приглашали иностранных специалистов на длительный срок для обмена опытом с условием продажи своей продукции за границей. В этом отношении очень успешно работала мануфактура Михаила Титова, технический персонал которой состоял в основном из эльзасцев, во главе, которых стоял химик-колорист Шварц, в то время, самый высокооплачиваемый специалист.

История отдельных персоналий московской немецкой общины заслуживает особого внимания. В начале ХIХ века немало иностранцев – специалистов ситцепечатного дела (механики, химики, колористы «колеристы«) переселяются навсегда в Россию и создают здесь свои предприятия. Причиной этого явился глубокий промышленный кризис, в котором тогда находился центр европейского ситцепечатания Мюльгаузен.

В мануфактурных кругах заметно выделилась личность швейцарца Бухера (по отдельным сведениям Буха). В 1823 году им была куплена в Москве, в Кожевниках земля и основана небольшая ситценабивная мастерская. В начале она была далеко не процветающим предприятием. Но в 1825 году мастерская перешла в собственность его соотечественника Георга Фрауенфельдера. В дальнейшем он расширяет производство и приглашает в компаньоны московского купца Голубятникова. Предприятие успешно работает, расширяет ассортимент и приобретает известность в Москве и за ее пределами.

С 1825 по 1833 г. на этом предприятии вырабатываются: плательно-сарафанные, занавесочно-мебельные, рубашечные ткани, а также платки и шали. Для этого среднего московского предприятия типичным было разделение труда, превращающего крестьянина в мастерового. В 1833 году на фабрику приглашается главным химиком-колористом Георг (Иван) Штейнбах. К этому времени в области крашения тканей, Г. Штейнбах был уже известной личностью с европейским именем. Именно он, впервые в России применил способ непрерывного беления тканей. Г. Штейнбах возглавляет предприятие до 1847 года, затем он возвратился на родину в г. Мюльгаузен и к руководству фабрикой подключил своих зятьев – Эмиля Цинделя и Эмиля Мейера, но связь с Эльзасом продолжалась в период всей последующей деятельности фабрики. Учредителем предприятия становится Эмиль Иванович Циндель (1811–1874).

Рис.2.  Эмиль Иванович Циндель, учредитель Товарищества ситценабивной мануфактуры  «Эмиль Циндель» в Москве.

В 1847 году было образовано Товарищество ситценабивной мануфактуры  Эмиль Циндель в Москве. Учредителями этого предприятия были также известные московские предприниматели: И.А. Лямин, К.Т. Солдатенков, А.И.Хлудов, а также Торговые дома Л.И.Кнопа, Ценхера и К Малютин с сыновьями. Председателем правления Товарищества становится Иван Карлович Прове, а директором правления Козьма Терентьевич Солдатенков. С 1874 года правления товарищества “Эмиль Циндель” возглавлял Юлий Иванович Циндель. С 1883 года директором правления Товарищества  был Герман Любимович Штекер а с 1897 – Павел Петрович Воронин.

Изделия фабрики Эмиля Цинделя отличались особым изяществом рисунка и отделкой поверхности модных хлопчатобумажных полотен плательных и мебельных тканей. Искусство рисования, гравирования и колорирования на этой мануфактуре было на очень высоком уровне. Мастера-художники, рисовальщики профессионально владели искусством тщательной проработки отдельных элементов рисунка. При создании рисунков учитывались вкусы различных слоев общества, их потребности, их представление о красоте узора. В этом жизнерадостность и неувядаемая прелесть этих тканей.

Рис.3. Образец хлопчатобумажной ткани фабрики Э. Цинделя. Россия, конец ХIХ в.

Предприятие очень быстро развивалось, и к концу 1899 года были построены собственные отделения крашения и мерсеризации, корпус для отбеливания и набивки тканей, а также железнодорожная ветка для отправки продукции. В последующем фабрика  имела филиалы и склады не только в Москве, Нарофоминске, Нижнем Новгороде, но и в китайском Синанфу, Ташкенте, Коканде и Хиве.

В 1895 году предприятие Э. Цинделя получает право зарегистрировать товарный ярлык с российскими символами. В Москве при фабрике Товарищества открывается универсальный магазин, дом для служащих, широко рекламируется продукция фабрики в различных популярных изданиях.

Рис. 4. Товарный ярлык Товарищества ситценабивной мануфактуры «Эмиль Циндель» в Москве. 1895 г.

В последующие годы к руководству фабрики подключился сын Э. Цинделя - Камиль. Во времена его правления фабрика переходит к массовому машинному производству хлопчатобумажных платков. Это требовало от мастеров поиска новых приемов и художественных выразительных средств, отвечающих возможностям вальной печати и ювелирной гравировки узоров. Например, в цветочных формах платочных композиций появляется легкий намек на объемность, создаются блики, подчеркивающие изгибы лепестков и узорность листьев. В качестве сырья использовался английский миткаль и среднеазиатская «бухарская» пряжа, которую закупали на Макарьевской и Нижегородской ярмарках.

Переход на хлопкоткачество не требовал никакого переустройства ткацких станков. Краски применяли растительные «верховые», масляные с протравой, что придавало эластичность поверхности ткани. В 1883 году директором рисовальной мастерской мануфактуры стал французский подданный Эрнест Шлумбергер. Под его руководством были созданы и застрахованы как собственность фабрики 23 рисунка.

В начале ХХ века на фабрике Э. Цинделя среди художников рисовальщиков выделялся особым талантом русский мастер Константин Иванович Арапов, который создал большое количество рисунков для платков и тканей. В этот период текстильные изделия мануфактуры отличались также высоким качеством мебельных кретонов, тончайших батистов, ситцев и сатинов.

Только немногие ситценабивные предприятия московского региона, в том числе фабрика Цинделя, могли позволить себе приобретать дорогостоящее текстильное оборудование в Европе и вводить механизацию отдельных технологически процессов.

Неоценимую роль в оснащении многих текстильных предприятий Москвы сыграла в то время контора барона Людвига И.Кнопа. Основной его деятельностью  в качестве представителя английской фирмы  Де Джерси  была поставка в Россию современного текстильного оборудования из Германии, Франции и Англии. Он открывал кредиты, был пайщиком, оборудовал английскими машинами, фабрики Морозовых, Никольскую мануфактуру, предприятия А. Гюбнера, М.Титова, а также фабрику Э. Цинделя и многие другие. Текстильное оборудование, которое поставлял Л.И. Кноп, работало на предприятиях России еще долгие годы, до второй  половины ХХ века.

Деятельность Л.И.Кнопа сыграла, несомненно, большую роль в развитии русского текстильного дела, при этом русская текстильная индустрия не попадала в подчинение иностранному капиталу, потому что Л.И.Кноп и его семья быстро обрусели, стали русскими подданными и все их главные интересы были связаны с Россией. На фоне сильных купеческих родов и династий русского происхождения, в московском регионе активно развивалась диаспора иностранных предпринимателей из Германии и Швейцарии, и Л.И. Кноп был для них объединяющей фигурой.

После скоропостижной смерти Л.И.Кнопа в 1894 году два его сына, Андрей и Федор, стали достойными наследниками дела отца и еще долго продолжали сотрудничать с фабрикой «Эмиль Циндель в Москве» и другими московскими текстильными предприятиями. Многочисленные образцы тканей мануфактуры Эмиля Цинделя, фабрики Круше и Эндеръ, Михайлов и сын, хранящиеся в коллекциях различных музеях Москвы, в так называемых “Счетных книгах” свидетельствуют о широком и разнообразном ассортименте текстильной продукции этих предприятий: обивочные кретоны, шерстяные твиды, тончайшие батисты с изящными, легкими рисунками, ситцы, сатины, шелка.

Рис. 5. Страница Счетной книги Товарищества «Михайлов и сын» с образцами шерстяных тканей с различной фактурой тканого рисунка. Россия ХIХ в.

Очень важным документом, характеризующим мастерство, художественный уровень, стилистические особенности ситцев ХIХ века является “Книга манеров”. Она долгие годы хранилась в Москве в архиве «Первой ситценабивной фабрики».

Большинство оттисков в “Книге манеров” составляют орнаменты цветочно-растительного характера – от реальных, близких к природе средней полосы России до фантастических. Резные манеры позволяли при печати комбинировать узоры с различных досок на одном изделии и создавать бесчисленные варианты композиционных решений. Основными изготовителями деревянных и медных манер для ситценабивных заведений России являлись русские крестьянские и посадские неизвестные нам мастера.

Поэтому “Книга манеров” мануфактуры Э. Цинделя является очень значимым документом. Во всех оттисках этой книги особенно чувственно передана тонкая пластика, артистически выполненных цветов, листьев, травных мотивов. Орнаментальные формы цветочных текстильных композиций тяготеют к открытому симметричному построению, что характерно для русской вышивки, росписи, ткачества.

Удивительно, как точно художниками найдено соотношение фона и орнамента. Чаще всего насыщенный и плотный фон играет на равных с орнаментом, а его протоки красивы и орнаментальны. Растительные мотивы текстильных композиций, как и в древнерусских набойках, трактуются плоскостно, с максимальным выявлением декора, и как будто каждый цветок отдельно прописан кистью мастера-художника.

Иногда в тканях мануфактуры встречаются восточные мотивы, которые вошли в русскую орнаментику еще в ХV веке и стали его неотъемлемой частью. Интерпретация восточных форм в тканях мануфактуры Э. Цинделя очень свободная и разнообразная. Широкая цветочная палитра строится на простом классическом раппортно-композиционном построении - вертикальном или шахматном. Характер этих тканей указывает на их назначение для народного потребителя: крестьянства, ремесленников, торговцев. Для более зажиточного слоя городского населения фабрика Э.Цинделя выпускала разнообразные ткани с многокрасочной печатью. Это дорогие сатины, ситцы, шелка.

В рисовальных мастерских мануфактуры постоянно происходил поиск новых приемов и в фактуре тканей, и в трактовке орнаментальных мотивов. Художники рисовальной мастерской фабрики Э.Цинделя чутко реагировали на новые веяния моды и стилей. Например, найден новый метод, передающий ощущение мерцания, характерный для парчи и шелка или необычные оптические эффекты. Достигалось это игрой желтого цвета на теплом коричневом фоне и применением приема ”пико”, который появился еще в крестьянской набойке и кубовых тканях ХVIII века. Этот простой прием позволял интерпретировать богатую фактуру парчовых и шелковых тканей, распределяя равномерно тональные соотношения и увеличивая мерцающую золотистость поверхности ткани. С применением этого приема начинался процесс нахождения собственного языка и особой декоративной и графической характерности тканей фабрики Э. Цинделя. Даже самые легкие рисунки тканей, состоящие из простых элементов и мотивов крестообразных розеток, горошин, сеточки, трилистников, гребешков, и т.д. обладали особым изыском и изяществом. При сравнении образцов тканей мануфактуры Э. Цинделя и европейских набоек ХIХ века сразу замечаешь особый подход мастеров этой фабрики к цветовому решению, рисунку и трактовке растительных мотивов, а также общему пониманию задачи декоративного оформления тканей.

Фабрика  «Эмиль Циндель в Москве» работала до 1915 года. В советское время это предприятие текстильной промышленности Москвы стало называться «Первой ситценабивной фабрикой».

Большое количество альбомов с лучшими образцами тканей, кроков, технических рисунков фабрики Э.Цинделя стали достоянием коллекционного текстильного собрания Музея художественных тканей МГТУ им. А.Н.Косыгина.

При соприкосновении с образцами тканей мануфактуры Э.Цинделя, сохранившимися до начала ХХI века, не перестаешь удивляться бесконечным орнаментальным и цветовым разнообразием, интересными композиционными построениями, виртуозной разработкой цветочных мотивов. Становится понятным, почему они были так популярны, так любимы и необходимы для изготовления одежды, оформления интерьера.

Как и многие состоятельные предприятия Москвы фабрика Э. Цинделя в 1902 году, при создании Прядильно-ткацкого училища в Москве, внесла большую денежную сумму на создание этого учебного заведения и подарила лучшие образцы своих тканей в методический фонд музея.

И в настоящее время коллекция тканей МГТУ им. А.Н.Косыгина является хранителем ценных образцов тканей мануфактуры Эмиля Цинделя. Можно бесконечно рассматривать и бесконечно восхищаться красотой и изяществом рассматривая подлинные образцы тканей, листая страницы тяжелых фолиантов 1890-х годов.

Тканетека Музея художественных тканей МГТУ им. А.Н.Косыгина предоставляет возможность проследить историю основания, развития отдельных текстильных предприятий, династий, а также текстильной промышленности в России и, особенно, в Московском регионе. 

ПРИМЕЧАНИЯ

1  Синяя брусковая краска (сухая, сформированная в виде бруска), «русское индиго» - лучшая из синих красок того времени; ноу-хау принадлежало самому Тавлееву, которому в партнерстве с Дедовым, Волосковым и другими предпринимателями в качестве привилегии правительство в 1751 году дало разрешение на постройку предприятия с запретом строить в России фабрики, работающие по такой технологии,  в течение 30 лет. 

Кубовая краска – по названию раствора красителя индиго в щелочах, готового к употреблению  – «куб». Полупродукт для «куба» получали в результате процесса длительного брожения в воде при температуре не менее 30оС листьев растения индиго (indigofera tinctoria), произрастающего в странах Юго-Восточной Азии, северной Африки, на юге США.

Шишголь  - название желтой или желто-красной краски, полученной из отвара оболони - подкоркового слоя березы – в растворе квасцов.

Бакан (кермесовый кармин) – ярко-красная краска, полученная из насекомых кермесов или червецов (coccoidea), в данном случае собранных на Украине.

Ярь веницианская – темно-зеленая краска – уксусно-кислая окись меди; ярь-медянка – ярко-зеленая краска – уксусно-медная соль.

Берлинская лазорь (лазурь)  – синяя краска, известная с начала XVIII века (по легенде приписывается берлинскому красильщику Дизбаху); получали в то время прокаливанием сухой крови с боен (затем рога, кожи или шерсти) с карбонатом калия, затем плав заливали водой и раствором железного купороса с алюмокалиевыми квасцами – прим. ред.

КОМПАНИИ И ТОРГОВЫЕ МАРКИ, УПОМЯНУТЫЕ В СТАТЬЕ

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ