Поиск


ЖУРНАЛ "ТЕХНИЧЕСКИЙ ТЕКСТИЛЬ" №37

                    ( читать ... )

ЖУРНАЛ "ТЕХНИЧЕСКИЙ ТЕКСТИЛЬ" №36

                    ( читать ... )

Ссылки партнеров

Международные рынки


Тенденции/Международные рынки/Легкая промышленность Турции: cтратегия успеха

Легкая промышленность Турции: cтратегия успеха

18 мая 2010
Рынок легкой промышленности №76, 2010

Гюнеш Виктория Викторовна

В условиях глобализации и интеграции мировой экономики легкая промышленность (особенно в развивающихся странах) играет значительную роль в обеспечении: экономической и стратегической безопасности • ускоренной капитализации национальной экономики (благодаря высокой степени оборачиваемости капитала) • снятия социальной напряженности (благодаря высоким темпам урбанизации, обеспечению занятости и повышения жизненного уровня беднейших слоев населения).

Учитывая это, правительства реализуют специальные программы обеспечения: свободного развития малого и среднего предпринимательства в текстильной и легкой промышленности, международной и внутренней торговле потребительскими товарами • частно-государственного партнерства в сфере крупного бизнеса  •формирования развитой инфраструктуры отраслевого развития, прежде всего в кластерном формате.

Примером такого подхода является Турция, легкая промышленность которой активно развивается благодаря комбинации различных стратегий.

От первой промышленной революции до великой депрессии

Рост спроса на турецкие ковры со стороны быстро растущего среднего класса в странах Европы и Северной Америки в середине XIX века симулировал переход от ручного прядения в кустарных мастерских к машинному прядению в условиях мануфактурного производства. Это обусловило значительный скачок в производительности, снижении себестоимости изделий, концентрации финансовых ресурсов, а также рост конкурентоспособности турецких товаров на мировом рынке.

Вслед за коврами фабричное производство в стране было запущено в секторах шерстяных и хлопчатобумажных суровых, а с освоением в процессе отделки более дешевых синтетических красителей и готовых тканей, а затем и одежды из них, чему способствовал растущий спрос на военную форму. Уже к 1870 г. на фабриках Турции было выработано более одного миллиона метров готовых суконных тканей и одежды из них.

К началу 1920-х годов турецкая промышленность, потерявшая в результате Первой мировой войны большую часть своих основных фондов и рабочей силы, обремененная многочисленными долгами, легла на плечи того малого числа государственных и частных текстильных компаний, которые не были разорены. Согласно лозаннскому соглашению (1923), запрещавшему установление пошлин на импортируемые товары, текстильные изделия стали основной статьей импорта в Турцию до 1929 года. При этом экспорт из страны был минимален: он был представлен только хлопком-сырцом, мытой шерстью и топсом, мареной корневой, используемой в качестве сырья в производстве красного красителя, а также небольшим объемом шерстяных ковров. Производство хлопка-сырца было незначительным – всего 51.240 тонн (1930 г.) - немногим ниже, чем производство шерстяной пряжи, половина которой использовалась для изготовления ковров.

Великая депрессия положила конец сырьевой зависимости и политике «Товары в обмен на сырье»: турецкое правительство, опираясь на собственный бюджет и кредиты, полученные у Советского Союза, приступило к реализации плана развития собственной легкой индустрии на базе агросектора технических культур, в первую очередь хлопка.

Государственная поддержка – трамплин для частного бизнеса

В 1933 году правительство организовало  Сюмербанк,  кредитовавший строительство государственных прядильных и ткацких фабрик. В результате к 1939 г. объем производства легкой промышленности вырос на 60%, хлопчатобумажных пряжи, тканей и одежды и одежды - на 65%, шерстяной пряжи, тканей и одежды – на 40%, кожаных изделий – на 38%.

В 1940-50-е годы, не теряя контроля над управлением отраслью, правительство Турции стимулировало развитие частного сектора, для чего предприняло: отмену производственного налога, ставившего размер фискальной квоты в прямую зависимость от количества эксплуатируемых на фабрике станков (1954 г.) • повышение ввозных пошлин на импорт товаров легкой промышленности • снижение таможенных тарифов на ввоз импортного оборудования • организацию  Турецкого промышленного банка развития  (Turkey Sanayi Kalkinma Bankasi) с программой предоставления кредитов в иностранной валюте для приобретения оборудования за рубежом (1950 г.) • строительство плотин для орошения районов хлопководства.

В результате к 1960 г. 76,95% ткацких станков были механизированы, а к 1967 г. государственный сектор уступил место более динамично развивающимся предприятиям частного промышленного капитала: так, выпуск хлопчатобумажных тканей государственными компаниями к этому времени сократился с 75% до 28% от общего объема производства.

Развитие собственного производства одежды и домашнего текстиля активизировало торговлю на внутреннем рынке, особенно в Стамбуле. С середины прошлого века именно мелкие и средние торговые фирмы инвестировали собственные и заемные капиталы в производство текстиля, одежды, обуви и аксессуаров. За короткий исторический период в стране резко возросло количество текстильных, швейных, трикотажных и кожевенно-обувных предприятий. В сочетании c эффективными мерами правительства, направленными на поощрение экспорта, сырьевая и производственная база отрасли существенно расширилась.

Была продолжена реализация политики импортозамещения. В 1979 году Турция получила кредит  Всемирного банка реконструкции и развития  и  МВФ  на реализацию радикальных реформ, направленных на создание экспортоориентированной экономики, улучшение платежного баланса страны, а также борьбу с инфляцией. В рамках этих реформ планировалось: создание и развитие собственных марок одежды • перемещение производственных предприятий в юго-восточные районы страны с менее дорогой рабочей силой • развитие сектора домашнего текстиля.

Реализация этих планов дала зримые результаты. Если в 1980 г. экспорт готовой одежды составлял 3,6%, а экспорт пряжи и текстиля - 13,9% от общего объема экспорта страны, то уже в 1986 г. эти показатели выровнялись: по 14%. Максимального показателя экспорт одежды достиг в 1995 г., составив 29% экспорта страны (6,2 млрд. USD), в то время как экспорт хлопчатобумажной пряжи и тканей снизился в экспортной корзине Турции до 10% (2,1 млрд. USD).

Выход на международные рынки

Экспорт турецких товаров в основном осуществлялся в Германию, из Германии – в Европу и в Соединенные Штаты. В дополнение к официальной торговле, рос объем неформальной «челночной» торговли с Россией и странами Восточной Европы. За 1990-е годы в результате трехкратного роста внутренних инвестиций в сектор легкой промышленности Турция стала контролировать 3,5…4% мирового рынка одежды, сохранила за собой ранг одного из шести крупнейших экспортеров одежды в мире и вошла в топ-десятку мировых текстильных лидеров по объемам выработки пряжи и текстиля. В 2000 г. готовой одежды из Турции было вывезено на 7,2 млрд. USD, текстиля – на 2,8 млрд. USD, в том числе домашнего текстиля - на 1 млрд. USD. Структура экспорта готовой одежды была представлена следующим образом: трикотажная одежда – 51%, текстильная одежда – 34%, другая готовая одежда, в том числе кожаная одежда и аксессуары – 15%. 

Самыми крупными покупателями турецкого текстиля и одежды по официальной статистике 2000 г. были Германия (36,6%); США (16,6%); Великобритания (11,9%), Франция (6,8%) и Голландии (5,3%).

Турецкие фабрики все чаще стали производить одежду для известных торговых марок, что требует высокого качества продукции, скорости и согласованности производства, опирающихся на современное технологическое оборудование и развитый менеджмент. Разумеется, достичь такого подъема удалось благодаря быстрой урбанизации населения и существенного повышения квалификации рабочих. В частности, с 1958 до 1981 гг. количество рабочих, занятых в ковроткачестве, увеличилось втрое: со 148 до 578 тыс. человек (около 9% экономически активных женщин). В 1999 г., согласно статистическим данным Министерства труда, официально в текстильной и швейной промышленности страны работало свыше 505 тыс. человек, неофициально – около 2 миллионов (примерно 10% от общей рабочей силы Турции).

Привлекательное сочетание свободной торговли и наличия достаточно квалифицированной и не слишком дорогой рабочей силы стимулировало рост прямых иностранных инвестиций. По данным 1998 года их получили 137 швейно-трикотажных компаний и 1028 компаний по производству домашнего текстиля. Среди инвесторов – Hugo Boss Group, Nike Group, Marks & Spencer, Mango Fashion.

Создание текстильно-швейных кластеров, обеспечивших эффективные горизонтальные взаимосвязи, и незатрудненный выход на мировые рынки позволили сформировать на основе деятельности множества мелких частных фирм и крупных публичных компаний сплоченную экспортоориентрованную индустрию. С начала 1990-х годов в Турции действует система сложных субподрядов, обеспечивающая наиболее эффективный и прибыльный синергетический эффект от взаимодействия крупных и малых компаний. Быстрому формированию это системы во многом способствовали традиционные семейные связи, обеспечивающие обмен информацией, капиталом, технологиями и выход на мировой рынок через турецкие диаспоры в Европе.

Принятая к реализации в 2000 г. программа экспортоориентированного развития отрасли базировалась на «трех китах»: 1) модернизации основных фондов, прежде всего технологического оборудования; 2) организации современного производства и менеджмента; 3) повышении квалификации производственного персонала. 

Результаты взаимодействия бизнеса и власти

В первое пятилетие XXI века легкая промышленность Турции обеспечивала около 11% валового национального продукта, 35% экспортных поступлений, 20% рабочих мест. Сектор текстиль-одежда стал вторым (после туризма) инвестором турецкой экономики, ее мощным драйвером, обеспечивающим экспорт продукции в большинство стран мира, занятость сотен тысяч людей в более чем 40.000 компаниях, из которых 25% являются экспортерами. До четверти из 500 крупнейших турецких компаний и до четверти из 1167 компаний с иностранным капиталом к 2005 г. было занято в текстильной и швейно-трикотажной промышленности.

В докризисные 2000-е годы Турция заняла свое достойное место в текстильном мире, обеспечивая стабильные показатели выпуска волокон, пряжи и тканей (табл.1).

По сравнению с 1997 годом производительность труда выросла в текстиле на 30%, в швейно-трикотажном производстве – на 17%. Коэффициент использования производственных мощностей в целом по отрасли незначительно колебался в эти годы от 75 до 80%. В рейтинге стран активно обновляющих технологическое оборудование текстильного и швейно-трикотажного производства Турция заняла 5 место в мире, пропустив вперед себя только Китай, Корею, Тайвань и Италию. При этом 63,8% действующего оборудования установлено с 1995 по 2003 г. (эти производственные мощности способны обеспечивать до 1/3 мирового производства). В ткачестве 53% станков эксплуатируются не более 9 лет, 70% – не более 14 лет.

С начала 1980-х годов доля Турции в поставках текстиля и одежды на мировой рынок выросла в 4,5 раза, обеспечив стране десятую позицию в рейтинге экспортеров этого сектора. В то же время правительству не пришлось прибегать к мерам доморощенного протекционизма: за эти же годы ввоз текстильной продукции в Турцию вырос в 12,7 раза (9 место в топе мировых импортеров). С 1980 по 1995 гг. экспорт рос ежегодно на 11%, а с 1995 по 2000 гг. – на 8% (из-за кризисных флуктуаций), при этом объем импорта в 2001 г. упал на 14,4% (до 2,8 млрд. USD). С ростом экспорта одежды в 2002 г. и спроса на текстильное сырье объем импорта вырос на 39% (до 3,86 млрд.USD). Показатели структуры экспорта до мирового кризиса 2007 г. сведены в табл.2., а данные, характеризующие соотношение экспорта и импорта на рынке хлопковой пряжи и тканей - в табл. 3.

Не менее впечатляют инвестиции турецкого бизнеса в отрасль. Ослабление фискального пресса в конце 1990-х годов позволило предпринимателям вкладывать свободные финансовые средства в развитие; этот процесс замедлился в ходе кризиса 1999-2001 гг., но с новой силой пошел в послекризисный период. Причем крупные инвестиции направлялись до 2007 года не только в более фондоемкую текстильную индустрию, но также в производство одежды.

Между тем, в процессе освоения этих инвестиций предприниматели сталкиваются с недостаточной квалификацией персонала, более низкой, чем в странах ЕС производительностью труда, которая «гасит» преимущества более доступной рабочей силы, менее эффективным менеджментом качества. Возможно, переключение части финансирования с освоения основных средств на профессиональную подготовку производственного персонала станет ключевым моментом дальнейшего развития турецкой текстильной и швейно-трикотажной промышленности.

Еще одним слабым звеном отрасли в течение многих лет является маркетинг. Турецкие компании не с должной эффективностью работают на международных рынках из-за слабой экономической подготовки специалистов и их плохого знания иностранных языков. В настоящий момент государство запускает различные механизмы поддержки продвижения турецких товаров: возвращает компаниям часть средств, затраченных на участие в выставках или посещение клиентов за рубежом, предоставляет налоговые льготы успешным экспортерам и др. Однако эта проблема может быть решена, скорее всего, благодаря подготовке и привлечению к маркетинговым коммуникациям в сфере текстиля и одежды специалистов нового поколения.

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ