Поиск


ЖУРНАЛ "ТЕХНИЧЕСКИЙ ТЕКСТИЛЬ" №37

                    ( читать ... )

ЖУРНАЛ "ТЕХНИЧЕСКИЙ ТЕКСТИЛЬ" №36

                    ( читать ... )

Ссылки партнеров

Промышленная политика, модернизация


Интересы/Промышленная политика, модернизация/Заметки о контрафакте, эффективности и кластерах, или для чего нам нужна «швейка»

Заметки о контрафакте, эффективности и кластерах, или для чего нам нужна «швейка»

17 марта 2011
Рынок легкой промышленности №85, 2011

Перевалов Александр Анатольевич

 

Все, что сделано в России для швейной промышленности за последние десять лет - это практически ноль, если даже  не минус. Мне, по крайней мере,  не известны крупные швейные производства, открытые за последние десять лет и успешно функционирующие сегодня. Возможно,  они есть, но уверен - единицы.  Все известные компании - Глория Джинс, Русский трикотаж (Твое), Пальметта и др.  - были открыты в 1990-е, которые теперь называют «лихими». На самом деле это были гораздо более свободные годы для бизнеса, чем нулевые.

Кстати, если  посмотреть на экономику в целом, то, мне кажется, тенденция та же. Все-таки, подавляющее большинство ныне известных  компаний, банков, операторов сотовой связи, торговых сетей  начали свою работу в 90-е. Тогда еще можно было организовать свой бизнес с нуля.  Что же мы видим за те же  нулевые? Не так уж много открыто нового. А если учесть сколько успешных компаний закрыто, разорено и обанкрочено...    Кажется,  что открыть и вести свой бизнес в России за последние десять лет стало много сложнее или вообще невозможно, если у тебя нет богатого родственника или ты не находишься близко к власть предержащим.  То есть на ситуацию в швейно-трикотажной отрасли влияет как общая экономическая ситуация в России, так и ситуация внутри отрасли.

То, что экономика России отстает от среднемирового уровня по разным показателям, в частности, по производительности труда, ни для кого не секрет. Даже если сравнивать с быстро развивающимися странами - Бразилией, Индией, Китаем, Турцией.  Тем более со странами ЕС, Японией или США. 

В чем основные причины этого отставания? Остановлюсь на некоторых.

Двадцать лет моей сознательной трудовой деятельности я слышу о том, что вечные проблемы российских швейных предприятий - от контрабанды и контрафакта. Все эти годы мы слышим об этом от  властных и близких к ним структур. Естественно,  ничего не меняется. Ну,  контрабанда понятно, здесь проблемы российской таможни, которые невозможно будет решить еще несколько десятилетий. Так как,  прежде всего,  нужно менять законодательство о таможне. А чтобы его поменять нужно разработать закон. А закон разработать некому,  так как парламент «не место для дискуссий». Единственное, что может президент, это предложить таможне реформировать саму себя.  Это как обычно приведет только к смене названия. Так что победа над контрабандой представляется  маловероятной.

Контрафакт: байки и реальность.  Если под ним считать то, что производится на зарубежных производствах под чужими марками и поставляется в Россию, то это та же контрабанда и к ней относится все сказанное выше.

Речь идет о другом. Здесь нужно вспомнить историю швейных предприятий в период «перестройки» и приватизации. Тогда все они перешли в собственность директоров, парторгов или профоргов. Поскольку даже директор советского производственного предприятия, как правило,  был в меньшей степени хозяйственником, а в большей - бюрократом, ходоком по начальству, а уж о его команде и говорить нечего: управлять предприятием в рыночных условиях не мог никто. И это притом, что по своему техническому оснащению, многие швейные предприятия Союза превосходили тогда европейские.

Именно тогда  для оправдания собственной несостоятельности и придумали эту байку о том, что, мол,  есть много всяких подпольных производств которые в подвалах строчат контрафакт;  мы с ними конкурировать не можем так как они бирки иностранные к одежде пришивают и налогов не платят. Под этим флагом можно было спокойно выкидывать на свалку  современное швейное оборудование, и сдавать помещения в аренду. Непыльная работенка: сиди и жди, когда арендатор очередной конвертик  тебе в карман принесет. Никакой головной боли о производстве. А уволенным сотрудникам и начальству легко и удобно объяснить про рынок: боритесь с контрафактом, может,  что и измениться. И вот двадцать лет борются и, судя по последним публикациям, будут бороться еще несколько десятилетий.

Кстати, почему швейная фабрика удобна была для сдачи в аренду. Я объясню, так как это может быть важно для понимания сущности швейной отрасли. До сих пор работа любого швейного предприятия во всем мире основана на эксплуатации швеи. То есть швея  - есть главный элемент швейного производства. Швей нужно много. Это обеспечивает занятость населения,  и швейные предприятия строятся и развиваются там, где высокая концентрация населения. Именно по этой основной причине -  и не по какой другой - в Китае успешно развивалась швейная отрасль.

Так вот,  в СССР это знали и строили швейные фабрики там, где на картах населения цветом была показана высокая плотность. Таким образом, территориально здание фабрики расположено очень выгодно, прямо в среде потребителей, которым нужны и  конторы и, и магазины, и бытовые услуги, и прочее. Это вам не промышленные производства, которые строились вдали от населенных пунктов и ныне высятся заброшенными руинами по сторонам дорог. Получить в собственность здание швейной фабрики -  это значит обеспечить себе, своим детям, внукам и правнукам безбедное существование.

Итак, я берусь утверждать, что сам по себе контрафакт не наносит никакого экономического вреда ни государству,  ни правообладателю торговой марки. И никто в мире серьезно с ним не борется.

Так,  например, в цивилизованной Европе недалеко от Милана, столицы мировой моды, есть рынок, хорошо известный всем российским турагентствам, организующим шоп-туры. На этом рынке можно купить,  например, блузку или поло Burberry, ну, скажем, за 10 евро. Неужели кто-то наивно полагает, что одежду этого бренда вообще можно купить на рынке?  Конечно, нет.

И,  естественно,  вы никогда не увидите по телевизору, как в Китае - мировом лидере по контрафакту - полиция накрыла и ликвидировала швейную фабрику, производит спортивные костюмы под липовой маркой Adidas. Ведь в России подобные передачи мы смотрим регулярно. А почему?

Да просто силовые структуры других стран понимают, что уничтожить производство, которое обеспечивает занятость большой части населения, -  это преступление куда большее, чем пришить к брюкам ярлычок с  надписью Adidas.

То, что  безусловно должна делать любая швейная фабрика, так это платить зарплату и налоги. Но если она этого не делает, то  контрафакт здесь не при чем,  и разбираться с ней должны соответствующие органы соответствующим образом.

Обратите внимание, я не говорю о том, что нужно поощрять производство контрафакта, я говорю о том, что производство контрафакта -  не причина для уничтожения  успешно функционирующего производства, которое обеспечивает поступление налоговых средств в федеральный бюджет. Более того, я считаю, совершенно необходимым ряд мер по стимулированию таких предприятий к развитию собственной торговой марки и отказу от копирования чужой продукции.

И уж что совсем недопустимо, это прикрывать свою собственную несостоятельность теорией о том, что если к одежде пришита бирка с латинскими буквами, это существенно повышает ее конкурентоспособность.

Для самого правообладателя торговой марки тоже нет никаких финансовых потерь. Так как любой покупатель, находящийся в здравом уме, понимает,  что если он покупает на рынке одежду брендов -  это подделка. Он туда и идет, так как у него нет возможности или желания покупать одежду в фирменном магазине или торговом центре, там где продаются подлинники. И обладатели торговых марок тоже понимают, что покупатель  подделки их торговой марки не придет в фирменный магазин до тех пор,  пока его сознание или кошелек не претерпят существенных изменений.  Ну,  так это другая проблема, проблема кошелька и сознания, а не страсти по иностранным буквам на одежде.  Огромное количество, ныне известных и самостоятельных компаний пришли в бизнес через начальное копирование чужой продукции. Это один из наиболее действенных способов, научиться производить качественную одежду. Представьте себе, если их в свое время остановили, поймали и посадили бы в тюрьму. Сколько, отличных современных производств мы бы сейчас недосчитались.   

На самом деле потребителя гораздо больше интересует фасон, цена и качество одежды. Примеров тому, сколько угодно. Так,  марку Твое  трудно даже представить в латинском написании. Тем ни менее, в России она,  пожалуй,  одна из самых популярных в сегменте одежды из бельевого трикотажа. 

Неэффективное производство: фактор экономики.   Первостепенное значение для современного производства играет его эффективность. Но можно ли в России организовать эффективное производство, способное конкурировать с зарубежными?

Современный мир очень тесен. Вот,  представьте себе,  с одной стороны улицы стоит российская швейная фабрика, а прямо напротив - китайская. Обе фабрики покупают ткань, нитки, пуговицы и прочее  по одной и той же цене и отшивают совершенно одинаковую одежду. На обеих работают одинаковое количество сотрудников. Но зарплата швеи на китайской фабрике составляет  200...400 USD, а на российской -  400...800 USD. Причем китайская швея за свою зарплату производит в несколько раз больше чем российская. За коммунальные услуги, аренду, отопление, электричество и прочее на китайской фабрике  платят меньше. И налоги там ниже. И пожарные, СЭС, милиция и другие люди, посаженные властью на «кормление» на китайскую фабрику за карманными деньгами не приходит, отдать им часть продукции не просят. Мало того, для китайской фабрики поставщики сами привозят все необходимое для производства в течение суток. Им не нужно заказывать его за несколько месяцев, платить за таможенную очистку и дружить с таможенниками.

А про российскую фабрику вы все сами знаете. Ну как вы думаете, у кого одежда получится дешевле?

А если обе фабрики напротив друг друга, то у кого вы лично купите одежду? Ведь только улицу перейти.  Тут, конечно, можно построить посередине улицы забор, чтобы тем, кто со стороны российской фабрики неповадно было на другую сторону бегать, к чему нас все время и призывают.

Однако  в современном тесном мире и при широком разливе коррупции в России вряд ли стена останется без потайных черных дыр. И вообще, ради чего наше население должно покупать дороже то, что всем мире другое такое же население покупает дешевле?

Проблема не в том, что в Китае производят дешево, а в том, что производить в России очень дорого.

Есть другой путь решения проблемы - повышение уровня  эффективности производства. Некоторые идеи о том, как это сделать, уже следуют из сказанного выше. Но их может стать еще больше,  если развернуть нормальную дискуссию в среде тех, кто действительно эффективно работает в сфере производства одежды. Сейчас такой дискуссии нет, а отдельные граждане с бизнес-интересами в этой отрасли стремятся войти во власть и продвинуть  свои конкретные проекты. Все эти проекты, сводятся,  как правило,  к одному - дайте денег.

Но не в деньгах и не в кредитах дело. Более того, в бизнесе  деньги, полученные на халяву,  есть зло. Они, как правило, разворовываются или тратятся бесполезно,  так как ответственность за их сохранность много ниже, чем за те, которые были заработаны. Предприниматель,  потому и называется предпринимателем, что он всегда может, что-то предпринять и договориться с банком о коммерческом кредите или с поставщиком об отсрочках платежа. Иначе, как его называть предпринимателем. Поэтому нигде выше и никогда ниже я не буду говорить о льготных государственных кредитах, как об эффективной помощи швейному бизнесу.  

Неэффективное производство: фактор персонала. Квалификация швей, технологов, дизайнеров, механиков много ниже, чем в среднем по миру. 

Так, например, практически невозможно найти в России специалиста,  который опыт энзимной стирки джинсов в промышленных условиях. Не многим лучше обстоит дело с опытом раскроя джинсовой ткани, пошива из нее и пр. Вот, собственно, почему в Глории Джинс приходится использовать иностранных специалистов в большинстве технологических процессов. И это опять удорожает швейное производство в России. Воспитание собственных квалифицированных кадров - есть важнейшая задача для создания эффективной швейной промышленности.   Элементарное незнание обычных производственных процессов обусловливает низкую эффективность наших предприятий.  Как я уже говорил выше, швея  - это важнейший элемент швейного производства: чем быстрее она выполняет операцию, чем выше производительность  ее труда,  тем предприятие более эффективно, так как в итоге себестоимость продукции получается дешевле. Вроде, все это знают.

Но если Вы заняты в швейном производстве, то подойдите,  пожалуйста,  к швее или лучше к механику и спросите,  с какой скоростью в данный момент работает конкретная швейная машина. Все 100% механиков в Турции, Китае или другой стране, ответят Вам немедленно. 99% - российских механиков не имеют об этом никакого понятия. 

Как известно, за последние десятилетия китайцы научились прекрасно копировать любую продукцию. Например, сегодня в Китае около 600  машиностроительных заводов, которые делают копии швейных машин известных японских брендов.

Вот только если Вы попадете на китайскую швейную фабрику, то китайских швейных машин там не увидите. Почему? Да потому что создавая копию для стран «третьего мира», они используют менее качественные материалы,  и обработка деталей производится на более простом оборудовании с меньшей точностью изготовления. Такая машина не сможет работать в высокоскоростном режиме как японская, у которой скорость на 30...50% выше.

Таким образом, для производства определенного количества изделий японских машин нужно значительно меньше и, соответственно, нужно меньше швей. Экономия на фонде оплаты труда в этом случае с лихвой компенсирует высокую стоимость качественного оборудования. Китайцы это знают, и знают,  как добиться высокой скорости от японских машин.

А на наших фабриках этого просто не знают,  и для подавляющего большинства  производственников «без разницы»  какие машины применять - китайские или японские. И проблема не в том, что российские фабрики покупают китайское оборудование, а в том, что когда они покупают японское, работает оно у них в тех же режимах, что и китайское: в условиях невежества и низкой квалификации разницы никакой нет.

Отсюда вывод: можно вбухать миллионы долларов в модернизацию швейного производства, покупая самые современные автоматы, но если персонал к этому не подготовлен, лучше раздать эти деньги пенсионерам.

Модернизация начинается с головы, а не с навороченной «железяки», ибо без головы любой суперагрегат - всего лишь груда металла.

Кластеры «на автомате». Текстильно-швейные кластеры - это, видимо, не то или не совсем то, что я себе представлял. Я видел сосредоточение производств в Нимбо или Гуанджоу, например. Я думал это и есть кластеры. Там можно просто идти по улице и по разные ее стороны  - различные предприятия. Их там тысячи.

Заходишь  на любое,  даже если встреча не назначена, даже если вообще первый раз  увидел. Тебя обязательно встретят. Показываешь, например,  детскую сорочку. Хочу, говоришь,  разместить заказ. Нет проблем, цена и срок изготовления называются немедленно.

- Постойте, постойте,  но эту я покупал в Европе,  и мне нужны такая же ткань, нитки, пуговицы. Упаковка тоже должна быть такая же.

- Да нет проблем. У нас на соседней улице текстильная фабрика, мы сейчас им позвоним, завтра ткань привезут. Пуговицы -  на фабрике через забор, мы с ней стена к стене стоим. Упаковка, да вот она -  через дорогу.

Я думал это и есть кластер. Так его никто из губернаторов специально не создавал, и народная партия Китая в этом не участвовала. Просто в результате создания благоприятных условий для предпринимательства такие группы предприятий сложились автоматически. Может быть,  и нам нужно об условиях подумать, тогда все так же автоматически сложится?

Отдельное предприятие в Вологодской области, это, конечно,  большой успех. Так как за последние десять лет вообще ничего подобного не было. Но хватит ли жизни увидеть хотя бы еще одно такое, если двигаться тем же темпом.

Конечно,  можно найти одну образцовую клинику в России, но это не есть российская медицина. Можно найти одну образцовую ферму в России, но это не есть российское сельское хозяйство. Можно найти один эффективный сталелитейный завод, но это не есть металлургия России.

Попробуйте найти статистику, сколько за последних 20 лет производств с таким объемом выпуска как у  Вологодского текстиля  было открыто, например, в Пакистане, Индии, Турции,  Китае или Бразилии.  А еще лучше, найдите статистику по объемам выпуска льняного полотна в России за 1913 год, с которым очень любили сравнивать все советские экономисты. Уверяю, обнаружится, что нынешние показатели много ниже и Россия сейчас отстает по ним на 100 лет не только от других стран, но и от самой себя.      

Я искренне считаю, что швейная отрасль имеет огромное значение для нашей страны, так как решает очень важную  задачу - занятость населения. В отдельных регионах эта занятость, просто жизненно необходима, так как позволяет женщинам заниматься относительно безопасным для своего здоровья и полезным для окружающих трудом.  Это много лучше, чем  проводами с динамитом обматываться и спускаться в метро, чтобы себя самих и первых встречных отправлять в лучший мир.  Не говорю уже об алкоголизме, наркомании и других глупостях, которые обычно сопровождают высокий уровень безработицы.

Только швейное производство должно быть конкурентоспособным, а для этого мало «бабок» отстегнуть или кучу дешевых швейных машинок купить.

       

КОМПАНИИ И ТОРГОВЫЕ МАРКИ, УПОМЯНУТЫЕ В СТАТЬЕ

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ