Поиск


ЖУРНАЛ "ТЕХНИЧЕСКИЙ ТЕКСТИЛЬ" №37

                    ( читать ... )

ЖУРНАЛ "ТЕХНИЧЕСКИЙ ТЕКСТИЛЬ" №36

                    ( читать ... )

Ссылки партнеров

Традиции


Идеи и разработки/Традиции/Символика пояса в традиционной культуре украинцев

Символика пояса в традиционной культуре украинцев

21 января 2013
Рынок легкой промышленности №103, 2012

Космина Оксана Юлиевна


Наиболее выразительным атрибутом одежды, который фиксировал положение между профанным и сакральным, был пояс. Одежда как граница человеческого тела между внешним и внутренним пространством в традиционном сознании представляется медиатором, водоразделом, который разграничивает физиологию и телесность от культуры и социума 1.

Возможно, что это пограничное значение лежит в одном из названий домотканого пояса – «крайка»; в конструктивном отношении «крайка» означает «отрезок», а в семантическом – «граница», «конец», «берег» 2. Представление о поясе как о границе появлялось в обрядах, связанных с первым выгоном скота на пастбище. Ритуал прохождения скота через пояс должен был обеспечить возвращение скота в целости назад во двор, охранить его от дикого зверя. На Слобожанщине скот перегоняли через замкнутую цепь либо красный пояс 3.

Такой обряд бытовал и у русских, которые недавно купленный скот перегоняли через пояс, которым потом подпоясывалась хозяйка 4.

Синонимическая семантика пояса и ключей представлена в колядках, в текстах которых золотой пояс, на котором висят ключи, является атрибутом богини Солнца, княжны-хозяйки 5.

Дмитрий Зеленин связывал семантику пояса как элемента женской одежды с жилищем, то есть освоенным, выделенным из окружающей природы пространством 6. Так же в роли символической охранной ограды выступал пояс, когда весной, выпуская кур на двор, их прогоняли через пояс, чтобы они не ходили в чужой огород 7.

В жилище символическую роль пояса играл сволок (опора). Исследуя реликты полесского жилища, Роман Радович зафиксировал название сволока «дідів пояс» и выдвинул предположение о придании сволоку в прошлом статуса домашнего божества-хранителя 8.

Пояс отражал двойную сущность человека как биологического и социального существа. Его центральное (срединное) положение на фигуре фиксировало место соединения/разделения сакрального верха и материально-телесного низа 9. Подобного кожуху, пояс в традиционной сознании украинцев был медиатором между природно-биологической сущностью человека и его культурной социализацией.

Семантика пояса была тесно связана с идеей плодовитости, сексуальной силы, деторождения. Пояс как атрибут ритуального персонажа был связан с понятием фертильности, сексуальной зрелости. Эти свойства пояса иллюстрируют многочисленные этнографические материалы.

Традиционный тканый пояс часто фигурирует в девичьих гаданиях о свадьбе. Ритуальное развязывание красного пояса, переступание через него должно было облегчить роды. В то же время, отсутствие пояса свидетельствовало об угрозе со стороны персонажа, который принадлежал к неосвоенной человеком дикой природе, а следовательно о присутствии в нем нечистой силы и отсутствии фертильного статуса. К таковым народная традиция относила хтонических мифологических персонажей (русалок, мавок и др.), а также ведьм, которые были одеты в рубашку без пояса. И наоборот, присутствие пояса защищало человека от злых потусторонних сил, и пояс осмысливался как охранный знак.

Особенное значение придается поясу в ритуалах жизненного цикла. В триаде рождение-жизнь-смерть пояс занимает срединное положение и имеет витальную, жизнеутверждающую семантику: вхождение ребенка в жизнь, включение его в социум, установление брачных связей, оплодотворение, сексуальная сила и др.

 Завязывание пояса на ребенке, как и его крещение, утверждало его человеческий, окультуренный статус. Умершего крещеного ребенка обязательно следовало подпоясать. То есть факт причастности умершего ребенка, которому суждено было перейти в потусторонний мир, к миру людей необходимо было зафиксировать при помощи пояса. Иногда пояс укладывали поперек на дне гроба: согласно повериям, при воскресении покойник  должен быть подпоясан 10.

Богатая декоративность, использование для изготовления нетрадиционных материалов (соломенных перевесел, вербовых веток и др.) и перенесение его функции на другие сакрально значимые элементы традиционной культуры (вышитые рушники) служили в конкретных обрядах повышению демонстративной значимости знаково-символической функции пояса в одежде ритуальных персонажей.

В доминировании декоративно активного красного цвета утверждалась жизненная сила «живых» (новорожденного, невесты, жениха и др.). 

Синий цвет выступал маркером «мертвых» (покойника, сироты). На Киевщине и Полтавщине в качестве одежды покойников служил синий жупан, а одежды покойниц – синяя плахта «синятка» и зеленая либо голубая запаска. В случае смерти близких девушка не носила красных лент и красного пояса. А девушка-сирота носила в венке только лишь голубые и зеленые ленты. Синим поясом подпоясывали покойника и белорусы 11.

Поясами, изготовленными из нетрадиционных материалов, обозначали «маскарадность» ритуальных персонажей. Так, в обряде похоронных игр гуню мужчины, который исполнял роль «умершего деда», подпоясывали соломенным поясом, который символизировал «неправдивого деда»12. Соломенными поясами подпоясывали и маскарадных персонажей ритуального действа «Маланки»13.

У сербов, македонцев и болгар в Лазареву субботу и Вербное воскресенье поясами, изготовленными из вербовых веток, с целью оздоровления и повышения жизненной силы и ускорения сроков женитьбы подпоясывались ритуальные женские персонажи «лазорницы» 14. Такая же традиция опоясывания ветками вербы существовала у пастухов Герцеговины 15.

Чтобы обеспечить плодовитость и напугать злые силы природы, во время сырной недели в Болгарии угрожающего вида одежду «кукеров» подпоясывали шумовыми поясами, подвешивая к ним разного размера медные колокола. У карнавального персонажа Жиля – клоуна-шута бельгийского города Бенши неотьемлемым символическим атрибутом также был пояс с колокольчиками 16.

Чтобы повысить степень сакрализации участницы свадебного ритуала (невесты) и ее визуальную репрезентативность, в некоторых районах Левобережной Украины (Центральное Поднепровье, Полтавщина, Черниговщина), пояс заменяли богато декорированным рушником, который не относился непосредственно к одежде в повседневной жизни 17. Характерной особенностью таких рушников-поясов был красный цвет вышитого/тканого декора. Для этой цели часто брали знаменитые кролевецкие рушники. Необычность их использования заключалась еще и в том, что их, как правило, повязывали поверх тех элементов одежды (юбки с рукавами, корсетки, свиты), поверх которых в обычной жизни женщины пояс не завязывали. Такое повязывания пояса-рушника было прерогативой только невесты.

На других персонажей свадебного ритуала (сватов, бояр) рушники повязывали через весь торс через плечо либо крест-накрест. При этом рушники могли заменяться платками либо лентами. Таким образом, только «ламинальный» персонаж свадебного ритуала – невеста – имела фиксированный ритуальный пояс в качестве центральной охранной границы, тогда как у всех других персонажей перевязь служила преимущественно их знаком-маркером.

Обрядовое опоясывание либо повязывание использовали в обрядах крещения, похорон, окончания уборки урожая. Известны многочисленные примеры опоясывания последнего снопа поясом либо красной лентой. До сих пор сохраняется обычай перевязывать лентами крест-накрест новобранцев (Херсонская обл.), а крестных отца и мать повязывают рушниками, как на свадьбе.

Таким образом, на пояс в ритуальных действиях возлагалась сакральная, миссия. Пояс материализовал традиционные представления о границе между сакральным и профанным, освоенным и неосвоенным, «своим» и «чужим». Соответственно пояс либо его заменитель (рушник, лента, повой) в традиционном сознании воспринимался в качестве ритуального предмета, наделенного охранительными функциями.

ПРИМЕЧАНИЯ

Литература

 1 Топорков В.Н. Символика и ритуальные функции предметов материальной культуры // Этнографическое изучение знаковых средств культуры. - Л.:1989.  - С. 99.

2  Енциклопедичний словник української мови. Т. ІІІ. – Київ: 1969. - С. 73
3 Зеленин Д.К. Восточнославянская этнография. - М.: 1991. - С. 89.
4  Завойко Г.С. Верования, обряды и обычаи великороссов Владимирской губернии // Этнографическое обозрение.1914. № 3-4.  - С. 119.
5  Нечуй-Левицький І. Ескіз української міфології.  – Київ:1992. - С. 12.
6 Зеленин Д.К. Восточнославянская этнография. - М.: 1991 -  С. 90.
7  Левкиевская Е.Е., Плотникова А.А. Этнолингвистическое описание севернорусского села Тихманьги // Восточнославянский этнолингвистический сборник. Исследования и материалы.-  М., 2001 - С. 295.
8 Радович Р. Релікти архаїчного поліського житла // Полісся України: матеріали історико-етнографічного дослідження. Вип. 2. Овруччина. 1995. Львів, 1999.  - С. 95.
9  Ткань, ритуал, человек. Традиции ткачества славян Восточной Европы. Сост. Лысенко О.В., Комарова С.В. -  СПб.:1992.
10 Маслова Г.С. Народная одежда в восточнославянских традиционных обычаях и обрядах ХІХ – начала ХХ в. - М.:1984. - С. 89.
11 Романов Е.Р. Белорусский сборник. - Вильна, 1912. Т.8.  - С. 533.
12  Кузеля З. Забави при мерці в українськім похороннім обряді // Записки Наукового товариства ім. Т.Шевченка.  - Львів, 1914-1914. Т. СХХІ – СХХХІІ.  - С. 116-117.
13 Курочкін О. Українські новорічні обряди: “Коза” і “Маланка” (з історії народних масок). – Опішне: 1995. - С. 85, 149.
14  Кашуба М.С. Народы Югославии // Календарные обычаи и обряды в странах зарубежной Европы конец ХІХ – начало ХХ в. Весенние праздники. М., 1977. - С. 255; Колева Т.А. Болгары // Календарные обычаи и обряды в странах зарубежной Европы конец ХІХ – начало ХХ в. Весенние праздники. М.,1977. С. 284.
15 Кашуба М.С. Народы Югославии // Календарные обычаи и обряды в странах зарубежной Европы. Конец ХІХ – начало ХХ в. Весенние праздники.  - М.: 1977. - С. 256.
16 Решина М.И. Народы Бельгии и Нидерландов // Календарные обычаи и обряды в странах зарубежной Европы. Конец ХІХ – начало ХХ в. Весенние праздники. - М.: 1977.  - С. 71-72.
17 Зеленин Д.К. Восточнославянская этнография.-  М: 1991. - С. 250.

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ