Поиск


ЖУРНАЛ "ТЕХНИЧЕСКИЙ ТЕКСТИЛЬ" №37

                    ( читать ... )

ЖУРНАЛ "ТЕХНИЧЕСКИЙ ТЕКСТИЛЬ" №36

                    ( читать ... )

Ссылки партнеров

Общие проблемы


Тенденции/Общие проблемы/ Российский текстиль 2012/13: рынки сырья

Российский текстиль 2012/13: рынки сырья

24 февраля 2013
Рынок легкой промышленности №107, 2013

Круглый стол, организованный ЗАО Текстильэкспо и издательством Российские торговые марки, был проведен 21 февраля 2013 года в актовом зале павильона № 57 ВВЦ в рамках деловой программы Федеральной ярмарки Текстильлегпром.
Открывая его, ведущий  - Андрей Магарик, главный редактор издательства, вкратце напомнил собравшимся о сложившемся в последние годы в России круге конференций, симпозиумов и деловых программ текстильной тематики, а также о специфике мирового текстильного рынка, для которого проблема сырьевых ресурсов представляется ключевой.  С одной стороны, сырьевая составляющая в структуре цены текстильных продуктов остается сравнительно высокой даже в высокотехнологичных решениях, с другой – рост затрат на логистику и трудовые ресурсы во всем мире ставит перед крупными экономиками задачи развития собственных сырьевых ресурсов для выравнивания  дисбалансов на внутреннем рынке и поддержки национальной безопасности. Это, несмотря на безрадостную для отечественной промышленности историю последних десятилетий,  относится и к российскому текстилю, который, как показывают события последних лет «скорее жив, чем мертв».

В своем выступлении Елена Лобачева, эксперт по мониторингу хлопкового рынка, исполнительный директор Русского хлопкового сообщества, обратила внимание аудитории на основную проблему этого  сегмента. Несмотря на то, что по данным Госстата,  динамика темпов роста текстильного производства в 2009-2012 годах с учетом сезонности носит сравнительно стабильный характер (рис 1.), годовое потребление хлопкового волокна за это же время снизилось от без малого 237 тыс. тонн до 94…95 тыс. тонн (рис. 2). Всего же, как видно на диаграмме, в 2012 году закуплено в 3,6 раза меньше хлопкового волокна, чем в 2001 году, когда его поставки достигли своего «пика».  
В то же время поставки узбекского хлопковолокна, некогда обеспечивавшего львиную долю российских закупок, составили в 2012 году всего 17% в общей корзине импорта (рис. 3). Наши трейдеры отдают предпочтение хлопковолокну из других стран Центральной Азии.
Причина обеих этих тенденций – общая: она кроется в позиции узбекской стороны.
Речь идет, прежде всего, о крупномасштабной экспансии на  рынок хлопчатобумажной пряжи из Узбекистана (111 тыс. тонн в 2012 году, 41% от общего объема потребления). Разумеется, стране-производителю выгоднее продавать северному соседу продукт более высокого передела. Однако российские интересы в данном случае серьезно ущемляются. У нас в массовом порядке сворачиваются прядильные производства (за последние годы из 77 осталось только 15, обеспечивающих выпуск 80% отечественной пряжи). Это уже сегодня приводит к ценовому диктату продавцов на российском рынке, а завтра последствия  импортозависимости могут оказаться для нашей отрасли катастрофическими. Особенно в условиях высоких рисков природного сырья, когда угроза экстремального скачка цен в зависимости от капризов климата или переориентации агрокомплекса, как это произошло в 2011 году, может стать реальностью в любой момент и в любом масштабе (рис. 4).
Кроме того, импорт пряжи из Узбекистана сдерживает продавцов узбекского хлопковолокна. Они бы и рады продать 200 тыс. тонн в год, но экспортная корзина «забита» их же пряжей, а оставшиеся в России прядильные производства загружены «под завязку».
Не удивительно, что при этом доля поставок узбекского хлопковолокна в Россию снижается, тем более,  что российских трейдеров не привлекает торговля без рыночного «люфта»: по ценам, жестко фиксированным государством.
Такую же жесткую позицию узбекская сторона занимает в ходе переговоров о возможности проверять качество поставляемой пряжи на территории России, так как оно не всегда удовлетворяет требованиям российских текстильщиков.  
Выход из создавшейся ситуации, по мнению эксперта, заключается в формировании собственного хлопкового агрокомплекса, способного обеспечивать государственные нужды в объеме 10…15 тыс. тонн волокна в год. Директора компаний, входящих в состав Русского хлопкового сообщества, в свою очередь, настаивают на предоставлении отраслевым компаниям (рис.5) (рис. 6) налоговых льгот и субсидий и готовы к защите своих интересов в ходе переговоров с узбекской стороной.

Структуру сырьевой базы российского текстиля в 2012 году представила в своем выступлении эксперт в области развития льняного комплекса РФ Ольга Ольшанская (рис. 7). По ее оценке, изменения в этой структуре (повышение доли химических волокон и снижение доли хлопковолокна) обусловлены ростом подотрасли нетканых материалов и интенсивным экспортом хлопчатобумажной пряжи. При этом специфика российского  рынка льноволокна – в значительном снижении его объемов (со 140 тыс. тонн в 2005 году до 21 тыс. тонны в 2012 году) , а также в минимализации в 2012 году доли  импорта (преимущественно из Бельгии и Египта, соответственно 60% и 25%) и доли остатков при полном отсутствии экспорта. Как видим из таб. 1, на производство приходится около 93%  рынка. Основным получателем льноволокна на российском рынке (60%) является ОАО Вологодский текстиль (группа Линум) (рис. 8). При этом динамика производства по сравнению с 2010 годом также показывает тенденцию к снижению объемов (рис. 9).
Анализ динамики производства льняной пряжи в 2009-2012 годах показывает рост еще одной тенденции: все большее использование волокна для переделов, не связанных с производством пряжи (рис. 10).
Подробные данные основных показателей российских рынков льноволокна (таб. 2), льняной пряжи (таб. 3) и тканей (таб. 4) в динамике за последнее десятилетие подтверждают эту оценку.
Динамика производства льняных тканей в 2012 году (в ассортиментном разрезе и с учетом сезонности) представлена на рис. 11 и в таб. 5.
По мнению эксперта, отрасль живет,  несмотря на устаревшие агротехнологии и потерю интереса к ней бизнеса, который традиционно для России выбирает для себя зоны государственных интересов. При наличии такого интереса, систематической работы над повышением спроса на конечные товары и модернизации технологической базы использование возобновляемого и традиционного для страны текстильного сырья может в 4…5 раз поднять уровень капитализации.
Это подтверждают и результаты экспериментального производства льняной пряжи на хлопчатобумажном оборудовании одного из льнокомбинатов по сухому методу прядения, проведенного по заказу Минпромторга.
Отвечая на вопросы слушателей, О.М. Ольшанская рассказала о показательных действиях Министерства сельского хозяйства США, инициировавшего выпуск 40 тыс. тонн льноволокна, выращенного в традиционно хлопковом агросекторе страны, для выработки трикотажных изделий по заказу армии США в связи с решением Конгресса о запрете на использование китайской продукции в федеральных заказах.
Со своим взглядом на мировой и российский рынки химволокон участников круглого стола познакомил признанный эксперт этих отраслей Эмиль Айзенштейн. Отослав аудиторию к публикациям своих регулярных и подробных обзоров рынков, он остановился на основных тенденциях.
Быстрый рост рынка химволокон во всем мире по всем показателям: объему - сегодня в общемировом объеме волокнистого сырья (83 млн.тонн/год) им принадлежит наиболее весомая доля (51 млн. тонн/год), динамике – темпы прироста 6…7% в год – относится преимущественно к новым лидерам: Китаю, Южной Корее, Бангладеш, Вьетнаму. В то время как бывшие лидеры – США, Япония, страны ЕЭС и Россия - год за годом теряют свои позиции.
Особенно неутешительно состояние производства химволокон в России, некогда входившей в тройку лидеров, а ныне находящееся в критическом состоянии: еще в 1991 году объемы производства превышали 1,5 млн. тонн в год, тогда как в 2012 – 139 тыс. тонн. Отдельно оценены масштабы потерь  в сегментах полиамидных волокон и нитей, а также искусственных природовозобновляемых вискозных волоконных продуктов
Вместе с тем, эксперт остановился на обнадеживающей информации, связанной с ростом отечественной нефтехимической отрасли и проектами создания предприятий химволокон в Вичуге Ивановской области, свободной экономической зоне в Елабуге и в Кабардино-Балкарии.  Правда, последний проект, по мнению Э.М.Айзенштейна вызывает большие сомнения и с точки зрения оптимальности предложенных технологических схем, и с точки зрения уместности создания экологически напряженного производства в уникальной природной зоне страны, в большей степени приспособленной для выращивания хлопка.
О состоянии проекта строительства в Ивановской области комбината полного цикла по производству полиэтилентерефталата, полиэфирных штапельных волокон и гранулята для филаментных нитей  рассказал участникам круглого стола Игорь Сабаев, заместитель генерального директора по маркетингу ОАО Кластерная текстильная  корпорация Иврегионсинтез.
По его словам, проект развивается успешно. В конце декабря 2012 года в 5 профильных министерствах одобрены пожелания и рекомендации по ассортименту продукции и объемам мощности. В феврале 2013 года на совещании в Минэнерго с участием крупнейших российских нефтехимических компаний утверждены условия обеспечения производства моноэтиленгиколем. Второй ключевой полупродукт – терефталевая кислота – как предполагается, до 2018 года будет импортироваться (запуск линии по производству волокна планируется на конец 2016 года). Преимущество полиэфирных волокон, которые будет производить комбинат,  - их получение прямым формованием из расплава двух упомянутых выше полупродуктов, смешиваемых в один компонент. Это позволит выпускать волокна самой широкой номенклатуры от классических штапельных вплоть до особо тонких, используемых при изготовлении флизелиновых обоев и в качестве волоконных композитов для производства армированного «текстильного» бетона.
Проект будет инвестироваться на 80% государством (через Внешэкономбанк) и обеспечит создание 510 новых рабочих мест, что немало, принимая во внимание оснащение производства высокотехнологичным оборудованием, хорошо показавшем себя на современных текстильных предприятиях Китая, Индии и Индонезии, которое позволяет гибко проводить смену ассортимента в течение 2-3 часов.
И.Г.Сабаев уточнил данные по объему потребления химволокон в России в 2012 году, озвученные на круглом столе: всего этот объем составил 181 тыс. тонн, принимая во внимание 50 тыс. тонн полиэфирных волокон, произведенных из вторичных бутылочных флейков;  остальной объем приходится на импорт.
Эксперт мирового рынка шерсти Константин Разумеев начал свое выступление с анализа моделей шерстяного комплекса основных стран-производителей и России (таб. 6). С использованием пятибалльной шкалы оценены существенные компоненты моделей. Как видно из таблицы, в Китае и Турции она развита равномерно, в Австралии и Новой Зеландии ориентирована (в разной степени) на сырьевые компоненты, а в Италии  - на производство пряжи, тканей и готовых изделий, прежде всего сверхтонких шерстяных тканей  Super 80…240.
Проблемы российского рынка шерсти хорошо видны: у нас отсутствуют  сертификация по международно признанным сертификатам и в крайне плохом состоянии сегмент первичной обработки шерсти (ПОШ). Несмотря на то, что с 1998-99 гг. поголовье овец выросло вдвое (с 12 млн. до 24 млн. голов), сегодня ежегодно намывается всего 8 тыс. тонн шерсти – три четверти ее не проходит на территории РФ первичную обработку.
Среди действующих производств ПОШ три компании, которые производят всего 3,5…4 тыс. тонн волокна в год на базе Невинномысского комбината, работавшего ранее на полную мощность (20 тыс. тонн мытого волокна в год), Борская фабрика ПОШ и небольшое производство в Бурятии, созданное по инициативе депутата Госдумы И.Кобзона.
Динамика производства немытой шерсти 8 стран-производителей, включая Россию и Казахстан, в прошедшем десятилетии показана на рис.12, мытой шерсти, включая Россию, - на рис. 13.
На рис. 14 показана динамика соотношения цен в 2009-2012 гг. на шерстяные волокна тониной 19 мкм и 21 мкм сравнительно с полиэфирными, ПАН и хлопковыми волокнами. Как видно, чем тоньше шерсть, тем стабильнее цена на нее. Именно с этим связана политика австралийских производителей, ориентировавших своих овцеводов на выращивание преимущественно тонкорунных пород шерстяных овец.
Динамика цен в 2009-2012 гг по различным показателям тонины показаны на рис. 15 (производство Австралии), рис 16 (производство Новой Зеландии), рис. 17 (производство ЮАР).
Наиболее значимое достижение российского шерстяного комплекса в последние годы –  важнейший инновационный проект (ВИП) «Текстиль», выполнявшийся ранее на комбинате Кросно, а в 2011-2013 гг. – на базовом предприятии камвольной подотрасли – Брянском камвольном комбинате. Головная организация проекта – ООО НПК ЦНИИ Шерсть, среди исполнителей 21 организация, что в наших условиях не лучшим образом сказывается на качестве и оперативности работы. Ключевые задачи проекта:

  • впервые на отечественном предприятии разработать технологию, модернизировать технологическое оборудование и наладить выпуск легких чистошерстяных тканей спецификации Super 100, Super 120 и обеспечить пошив из них мужских (деловых) и женских (деловых и сasual) костюмов;
  • разработать предложения по использованию отечественной тонкой шерсти в шерстяных тканях детского ассортимента, в том числе для изготовления инновационных коллекций и швейных изделий с новой зарегистрированной российской торговой маркой SuperSchool – для школьной формы и других вариантов использования.

Сегодня реализация проекта показывает хорошие результаты по обеим задачам.

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ

НАШИ  ЖУРНАЛЫ И СПРАВОЧНИКИ

Смотреть архив

АНОНСЫ:
ЖУРНАЛ "РЫНОК ЛЕГКОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ" №118

                    ( читать ... )

ЖУРНАЛ "РЫНОК ЛЕГКОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ" №117

                    ( читать ... )