Поиск


ЖУРНАЛ "ТЕХНИЧЕСКИЙ ТЕКСТИЛЬ" №37

                    ( читать ... )

ЖУРНАЛ "ТЕХНИЧЕСКИЙ ТЕКСТИЛЬ" №36

                    ( читать ... )

Ссылки партнеров

Традиции


Идеи и разработки/Традиции/Олонецкие пояса «со словесами»

Олонецкие пояса «со словесами»

28 января 2014
Рынок легкой промышленности №103, 2012

Кислуха Людмила Федоровна

В коллекции «Ткани»  Государственного музейного объединения Художественная культура Русского Севера (Архангельск) хранятся пятнадцать поясов с надписями -  молитвенными изречениями,  словами добрых пожеланий, дарственными формулами. Поступили они из экспедиций музея по Каргопольскому району в 1970-е годы.  Все они вытканы с использованием шелковых, золотных и серебряных нитей. Долгое время по разным причинам эти предметы были не востребованными - не  экспонировались и не изучались. Интерес к ним возник лишь  в 1990-е годы, в связи с подготовкой выставки «Открывая запасники».

Сам факт, что все пояса с надписями поступили из Каргопольского района,  заставляет  обратить на них  пристальное внимание.  Каргополье - северный край, богатый своей историей и  культурой. Каргополь был основан в XII веке выходцами из Новгородских земель на левом берегу  Онеги. В XVI веке он становится  центром обширных земель от истоков Свиди, вдоль озера Лаче и Онеги до самого Белого моря. В это же время Иван Грозный записывает Каргополь в число царских «опричных» городов.   Город на Онеге занимал главное место в торговых отношениях Поморья с Заонежьем. Через Каргополь шли в Москву английские и скандинавские товары, а из столицы в иноземные государства - отечественные.

В XVIII веке, в пору петровских преобразований, границы Каргополья меняются: в 1784 году учреждается Олонецкое наместничество, и Каргопольскую землю делят между Олонецкой и Архангельской губерниями. После бурного расцвета в прежние века Каргополье становится провинциальным «захолустьем», сохраняющим обычаи глубокой старины, традиции посадских мастерских и архаичный уклад крестьянского быта 1.

Каргопольские земли сохранили великолепные памятники деревянного и каменного зодчества, северной иконописи, декоративно-прикладного искусства посадских мастеров и произведения народного творчества, к которым принадлежит и народный костюм, издавна привлекавший внимание исследователей. Описание каргопольской народной одежды можно встретить в трудах многих ученых:  В.Ф. Миллера, В. Дашкова, И.Гедеонова, С.П.Кораблева, И.Пушкарева.

Профессор Всеволод Федорович Миллер, хранитель Дашковского этнографического музея, автор-составитель описания коллекции этого музея, изучая народный костюм Олонецкой губернии, упоминает в своей работе и о поясах с надписями:

- Есть пояса также изъ черныхъ и пунцовыхъ нитокъ, протканые золотомъ, съ надписями. Делаются они преимущественно раскольницами, – писал он. - Вотъ одна надпись: 1876 г. «…прекрасно и забавно въ саду пташки витаютъ и распеваютъ и весело вещаютъ: теки жизнь твоя драгая въ здравіи любезномъ, буди свыше покровенна с милостію небесной, любезная Катерина Андреевна душечка». Иногда на поясахъ бываютъ вытканы имена владелицы, пожеланія и т. п. 2

В собрании Музейного объединения на всех поясках (кроме одного) вытканы имена владелиц, а по характеру надписей  их можно разделить на  именные, дарственные, памятные, и один пояс, с молитвенным пожеланием  уповать на помощь Бога.

Надписи на именных поясах (их всего три) одинаковые, отличаются они только отсутствием последних слов, например: «Сеи поясок почтенной девицы Анынъ Ивановны идет нынъ время драгое текут дни златыя сияет спокоиствие совершенно горит удовольствие непомерно».

Все три  с именем «почтенной девицы» Анны Ивановны. Один из них заканчивается фразой: «текут дни златые…», другой – «сияет спокойствие совершенно…». Два пояса поступили из экспедиций  музея по Каргопольскому району, местность Троица - бывшая Усачевская волость, один - из города Каргополя.  Датируются они концом XIX началом ХХ века, а   из  собранных полевых материалов стало известно и имя владелицы одного пояса и ее годы жизни: 1880-1960.

Памятные пояса с  большими текстами, в содержании которых указывается  не только имя и отчество мастерицы, но  зачастую и фамилия: «…в памятъ дружбы вечной прими моя сердечная за вашу приятность сей поясок Агрипины Федоровны Третъяковой воуважность как люблю я вас сердечно и дарю тебя вовечно виде такой милости» происходят из Ошевенской и Калитинской волостей Каргопольского уезда.

Эти волости находятся близ города Каргополя, в конце XIX века они славились своими мастерицами, которые  ткали полотенца, пояса и кушаки  на продажу. В 1895 году в Каргопольском уезде из четырехсот пятидесяти ткачих — четыреста проживали в Ошевенской волости. 3  В собрании музея хранятся четыре пояса с памятными надписями, текст на всех одинаковый, только  имена мастериц   разные. 

 На дарственных - надписи лаконичные: «Сей поясок Анны Митриевны дарю в знак любви и чести опояшъ ты себя незабывай некогда».

На другом поясе выткано: «Сей поясок Ольги Васильевны дарю в знак любви и чести опояшъ ты им себя незабывай меня некогда помни того кто дарил тибе его».

Пояса с дарственными надписям поступили из  деревень Усаческого сельского совета, это бывшая Усачевская волость Каргопольского уезда. 

Среди них есть один пояс  с таким  текстом: «Сеи поясокъ почетной девицы Марфы Алексеекны сеи подарочекъ мои непышнои которои а тибе дарю но знает Бог Всевышнiи я васъ люблю желаю нон носити».От всех поясков «со словесами» он отличается тем, что выткан без использования пряденого серебра, из ярких шелковых и хлопчатобумажных ниток. 

Интересны пояса, тексты на которых напоминают жанр народных заклинаний. В собрании музея хранятся несколько поясов с подобными надписями: «Сеи поясок Александры Ивановны лети листокъ западу навосток пади на белу грудь тому кто мил приятенъ серцу моему дарю на память»

 Для убедительности приведем несколько фрагментов из заговоров, например, красной девицы от тоски: «Отъ востока до запада, от севера до югъ, от реки до моря, на путяхъ и перепутьяхъ выростала травушка со муравушкой, на той травушке со муравушкой сидела тоска со кручиной, а сидели оне да придумывали: какъ бы людей крушить, сердца щемить, света не возлюбить», или другой, чтобы «напустить» тоску парню по девице: «… Лети изъ чистаго поля белый кречетъ, вострый ножъ и востро копье; садись белый кречетъ рабу Божiю (имя рекъ) на белы груди, на ретиво сердце… и т.д.». 4 

Один пояс из  коллекции содержит слова,  призывающие к вере в Промысел Божий: «Сеи поясокъ почтенной девицы Лукерьи Николаевны Пуховой сносить нетерять и в печали неунывать а Бога в помощь призывать на него крепко уповать молитвой къ Богу прибегать и всю надежду возлагать» Поступил пояс от жительницы  деревни Гарь, Ошевенского сельсовета (бывшая Ошевенская волость).

О времени появления поясов с надписями в опубликованных материалах существуют разные мнения. Так, Л. Рославцева  считает, что  такие пояса появились на Руси в XVIII веке: «С XVIII века начинают  широко распространились надписи. Их так  и называют «опояски со словесами». 5 

А.А. Лебедева повсеместное распространение поясов «со словесами» относит к  XIX веку. 6 

Наиболее убедительными  о времени появления  олонецких  поясов  «со словесами» являются выводы  Л.И. Капусты:  «Одной из отличительных особенностей олонецкой художественной старины является ее «выговская» окраска, особенно ощутимая в местах наибольших контактов крестьянства с поморским расколом: в Заонежье - б. Повенецкий уезд». 7 

Поясним,  Выг  или Выговская пустынь - место,  ставшее прибежищем для  гонимого   в 1670-80 гг. старообрядчества. Недовольные никоновской реформой «поборники древлего благочестия» в дебрях и пустынях создавали свой старообрядческий мир, основывали новые поселения, заводили  хозяйство. Усилия подвижников очень скоро принесли свои плоды: Выговская пустынь приросла обширными пахотной землями, в значительном количестве был разведен скот, налажены морские звериные промыслы и охота, организована торговля. К началу ХVIII века Выг становится   центром старообрядческого общежительства, устроенного по подобию монастыря. В Выговской пустыни продолжали развиваться традиции древнерусской духовности. Как и большинство  монастырей,  Выг становится и центром книжности, здесь была своя библиотека,  скрипторий, продукция которого расходилась по всей Руси. Благодаря особому типу письма - поморскому полууставу и изысканной орнаментике - выговские рукописи выделяются среди других русских рукописных книг XVIII-XIX веков.

Кроме того, в обители была своя литературная школа, мастерские: иконописная и медного литья (последняя в дальнейшем  стала центром выговского медного литья). Одним из источников дохода в старообрядческом общежительстве было изготовление  художественной продукции на продажу. Помимо рукописных книг, икон, складней, крестов, это еще и лубок, вышивка, ткачество,  расписные и резные изделия из дерева.

К числу предметов, производимых на продажу, относятся и тканые пояски с молитвенными изречениями. На Выге находилась Лексинская обитель – женский раскольнический  монастырь на реке Лексе.   В конце XVIII века за ним числилось около 600 работниц из местного крестьянского населения, которых обучали грамоте, искусству ткачества, шитья, вышивке.

«Художественные традиции переходили в крестьянскую среду через обучение в монастырских мастерских и школах. С закрытием Выгореции в 1854 году мастера вернулись в заонежские деревни». 8 

Когда в Повенецком уезде Олонецкой губернии в конце XIX в. стали открывать новые школы для обучения детей, то в качестве преподавателей  для девочек приглашались лексянки. 9 

Таким образом, исследованные памятники позволяют датировать появление олонецких поясков концом XVIII-началом XIX вв., а широкое распространение в крестьянской среде -  концом XIX в.

Выше уже отмечалось, что все пояса с надписями вытканы с использованием шелковых и серебряных нитей. Это их отличительная  особенность. Техника, в которой они выполнены - браное ткачество, для основы использовались льняные или хлопчатобумажные нити, по утку цветные шелковые (слабой крутки  пологие нити) и пряденое серебро. Текст набирался цветными шелковыми нитями и располагался вдоль изделия на серебристом или золотистом фоне (позолоченное пряденое серебро).

По мнению А.А. Лебедевой  тканые пояса и кушаки с пологой и серебряной нитью носило только правящее сословие, и они «не характерны для бытования в народной среде».  10  Традиции выговской культуры тесно связаны с московским и петербургским богатым купечеством, частью дворянства: «Большая часть наставников (Выговской обители)… были выходцами из известных семей Москвы и С.-Петербурга, помогали и опекали монастырь богатые купцы из С.- Петербурга и других городов. … Жили здесь и дворяне…». 11 

С закрытием обители традиция ткать пояса с надписями с использованием шелковых и серебряных нитей сохранилась, особенно среди мастериц-раскольниц.

Концы пояса обязательно украшались кистями, двух- или даже трехъярусными.  Иногда вместе с кистями подвешивались сплетенные из серебряного шнура украшения – сложные плетеные орнаменты. 

Плетеный (веревочный) орнамент, который встречается на предметах одежды и украшениях, известен еще со времен  Киевской и Новгородской Руси. 12 13  Старообрядцы, будучи ревнивыми приверженцами древнерусских традиций, бережно  сохранили  и эту до конца XIX века.

Пояса с надписями носили только с дорогими нарядами: шелковыми и атласными сарафанами и «парочками». Для сохранности с изнаночной стороны в том месте, где пояс обхватывал талию, его подшивали на подкладку из хлопчатобумажной ткани.  Особенно бережливые каргополки пришивали к поясу металлические петлю и крючок, чтобы  его  не  завязывать - серебряные и шелковые нити непрочны, быстро теряют внешний вид.

В заключении отмечу еще одну особенность олонецких именных поясков «со словесами»: тексты на них заимствованы из старообрядческих сборников. Выговские рукописные книги  (сборники) «отражают удивительный сплав древнерусской книжности и новой старообрядческой образованности. Наряду со сборниками догматическо-учительскими, популярны были и исторические компиляции. 14  В них были сочинения по риторике, грамматике, переводы средневековых схоластов. Помимо этого, были сборники и стихотворные, которые включали подборки «духовных стихов» самого различного содержания: «умилительных», «покаянных», «преболезненного воспоминания» и пр. В XIX в. такие стихотворные сборники были очень популярны, в них перепечатывались  стихи    М. Ломоносова и даже М. Лермонтова. 15

Журнальный вариант доклада на XV Международной научно-практической конференции Мода и дизайн: исторический опыт - новые технологии (27-30 июня 2012, СПб).

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1      Город Каргополь в XVIII  веке административный  центр  Каргопольского уезда Олонецкой губернии.

2      Миллер В.Ф. Систематическое описание коллекции Дашковского этнографического музея. М. 1893. Вып.3.С.21

3      Благовещенский Н.И., Гарязнин А.Л. Кустарная промышленность в Олонецкой г4  убернии. Петрозаводск. 1895. С.110.

4      Русский народ: его обычаи, предания, суеверия и поэзия. Собр. М. Забылиным. Москва.1880г. (репринтное издание) С.296, 315.

5      Рославцева Л. Препоясай меня силою. Журнал «Родина», № 4. 2004г. С. 86.

6      Лебедева А.А. Значение пояса в русских семейно-бытовых обычаях и обрядах XIX-XX вв.//Русские: семейный общественный быт. М.1989. С. 235-236.

7      Капуста Л.И. Народное искусство Карелии и художественные традиции Выга//Культура староверов Выга. Каталог. Петрозаводск. 1994г. С.38-41.

8      Там же. С.38.

9      Там же. С.41.

10  Лебедева А.А. Значение пояса в русских семейно-бытовых обычаях и обрядах XIX-XX вв.//Русские: семейный общественный быт. М.1989. C. 233.

11  Капуста Л.И. Народное искусство Карелии и художественные традиции Выга//Культура староверов Выга. Каталог. Петрозаводск. 1994г. С.41.

12  Фокина Л.В. «Орнамент». Уч. Пособие. 2005. С.45.

13  Савенкова М. «Веревочный орнамент на Волхове». Журнал «Родина» № 9. 2009. С. 91-93.

14  Семаков В.В. Книжная культура Выго-Лексинского общежительства// Культура староверов Выга. Каталог. Петрозаводск. 1994г. С.33.

15   Там же. С.34.

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ