Поиск


ЖУРНАЛ "ТЕХНИЧЕСКИЙ ТЕКСТИЛЬ" №37

                    ( читать ... )

ЖУРНАЛ "ТЕХНИЧЕСКИЙ ТЕКСТИЛЬ" №36

                    ( читать ... )

Ссылки партнеров

Промышленная политика, модернизация


Интересы/Промышленная политика, модернизация/Матрица развития отрасли

Матрица развития отрасли

30 ноября 2005
Рынок легкой промышленности №45, 2005

Оносовский Александр Константинович

 Пора выбирать.  Для начала вспомним, что легкая промышленность в отличие от текстильной создает конечные продукты,  часть которых выводятся на потребительский рынок, часть удовлетворяет государственные, ведомственные нужды, в том числе обеспечивающие безопасность страны. Причем, оба направления, так уж исторически сложилось, ориентированы на внутренний рынок. Но в мире сейчас так быстро все меняется!

Динамика развития российского потребительского рынка открывает большие перспективы. Именно с этим связывается активность иностранцев. Помимо роста потребительского сектора, торговли и обеспечения безопасности  развитие отрасли должно быть интересно еще по двум причинам: она способствует пополнению бюджета от торговли и снимает социальную напряженность - создает рабочие места.

И если нам интересно пополнение бюджета, то надо четко представлять, какие отрасли сегодня наиболее конкурентоспособны, а какие убыточны и требуют дотаций.

Гипотетически в России сегодня можно развивать любую из отраслей: текстильную, швейную, обувную. Трудовых ресурсов в стране хватает. Оборудование, сырье, красители и фурнитуру можно купить за границей.

Проблема не в ресурсах, проблема в том, чтобы определиться с социально-экономическими приоритетами.

Взаимосвязи перерабатывающих отраслей и машиностроения, существовавшей в советской экономике, сегодня нет. Текстильная промышленность после распада Союза сжалась до предела. Сырье - хлопок и шерсть - за границей, попытки возродить лен малоэффективны, производство текстильных красителей и оборудования в целом утрачено. В этом контексте, исходя из требований национальной безопасности, целесообразна поддержка текстильной промышленности, ориентированной на гособоронзаказ

А в мировом производстве товаров потребительского сектора действует четкое разделение труда. Одни продают сырье, другие его перерабатывают, третьи производят конечную продукцию, четвертые продают. Исходя из этого, мы должны решить, где мы в этом процессе, что выгодно производить самим, а что закупать. Так и появится матрица эффективного развития, в которую должны быть заложены проекты, имеющие рыночную перспективу, и проекты, обеспечивающие национальную безопасность.

Триада  развития. Это национальные бренды, франчайзинговые торговые сети и производственные предприятия. И все три части инновационны.

  • Для создания и продвижения бренда необходимы постоянные инновации в коммуникативной сфере.
  • Для функционирования швейных предприятий в современных условиях необходимо активное использование информационных технологий обеспечения логистики поставок материалов и планирования производства.
  • Для успешной работы торговых сетей необходимы инновации в дизайне магазинов и мерчандайзинге, создании и наполнении контентом Интернет сайта, ведении рекламных и PR компаний.

Наши торгово-производственные компании - такие как FOSP, Большевичка, Первомайская Заря -  выросли из крупных швейных фабрик. Они  и сегодня составляют костяк рынка одежды. Надо отдать должное, лучшие из них не только сохранили собственное производство, но и создали на внутреннем рынке популярные торговые марки среднего сегмента, хотя многим пришлось, и скорректировать специализацию. Корректировка эта была связана, прежде всего, с необходимостью инноваций.

Вспомните девяностые, когда россияне еще носили драповые пальто, - лебединую песню советской швейной индустрии! Цехов, которые шили такие пальто, в стране было - за гранью реальности. Почему этот бизнес умер? Появилась модная альтернатива - пуховики и легкие пальто на синтепоне. А пуховики дешевле делать в Китае. И сразу «упал» целый сектор нашей швейной индустрии, не способный к инновациям и освоению новых технологий.

А ведь мода - по определению - инновационный бизнес. Без интеллектуального труда - идеи, дизайна, бренда - здесь делать нечего.

Почему сегодня все отечественные «безмарочные» товары вытесняются азиатскими аналогами? Потому что конкурируют только в ценовом поле. А большего предложить не могут. Именно инновации в моде и создают бренды: то, за что покупатель готов платить больше, чем за простую майку.

Вот вам второе направление - поддержка национальных марок, создание которых требует большей трудоемкости, более высокой доли интеллектуального труда, нежели торговля импортными. Потому что давно уже нет проблемы сшить пиджак или брюки. Это, в сущности, понятный и управляемый процесс сборочного производства. Повысить его качество можно привлечением сравнительно небольших финансовых и кадровых ресурсов, быстрой реакцией на технологические нововведения и грамотной систематической работой. Зато создать конкурентоспособный бренд, суметь продвинуть его на рынок гораздо труднее. Но именно эта задача стоит сейчас перед нами.

А в чем смысл развития индустрии моды в России? Индустрия моды является средством развития креативного потенциала нации.

Конкуренция сейчас - не в поле переработки сырья или сборочного производства,  а в информационном поле, поле коммуникаций с потребителем.

Наконец третье, без чего мы не сможем существовать - производственные предприятия, те, что специализируются сугубо на производстве и только на нем. Они умеют это делать лучше других и им не надо заниматься несвойственными для них функциями. В этом собственно и заключен эффект  специализации производственного аутсорсинга - работа по заказам компаний, управляющих торговыми марками. Внутри страны. Из первых рук.

Кого должно поддержать государство? Очевидно, что государство обязано поддержать производство технического текстиля, форменной и специальной одежды. Эти секторы отрасли «работают» на обязательные приоритеты государства и его ведомств: инфраструктуру страны и систему ее безопасности. Во всем мире заказы на таких производствах полностью или по большей части финансируются из госбюджета.          

В то же время поддерживать предприятия, не способные производить конкурентоспособную продукцию, государство не сможет и не должно. Это касается и текстиля, и производства готовых изделий.

За кем будущее? Бытует мнение, что среди российских предприятий немного динамичных и перспективных игроков на внутреннем рынке. Это заблуждение. Посмотрите на призеров конкурса Бренд года: Savage, Sela, Ralf Ringer. Придите на выставку CPM: Гота, Yax!, Baon, Jacklin, Eva. Загляните на выставку Buy Brand: Глория Джинс, Гота, befree, Finn Flare, Incity.

В октябре исполнился год Ассоциации предприятий индустрии моды, задача которой - объединение эффективных компаний зарождающейся российской fashion-индустрии.

В Сочи с успехом прошло вручение Национальной премии в области индустрии моды. Это уже не показ коллекций отдельных дизайнеров, это площадка для формирования бизнес-проектов национального масштаба.

В чем секрет их успеха? Мне разумнее судить об этом на примере нашего предприятия, которое входит в число эффективных и быстро развивающихся. Помимо хорошо развитого менеджмента у нас есть серьезный приоритет: четкое позиционирование торговой марки. Гота - это новый люкс, статусно-оринтированный, при этом привлекательный по ценам. Мы не стремимся состязаться в динамике с компаниями масс-маркета, открывать сотни магазинов в год. Они вынуждены это делать, работая исключительно на оборотах и объемах.

Потребность в нашей одежде на порядок ниже, но ценность ее выше. И спрос устойчиво растет. Наша аудитория - женщины, представительницы среднего класса, хотят защитить себя от нивелирующего влияния среды и стрессов мегаполисов, стремятся отделить себя не только от серой безликой массы, но и от бутиковой  ярмарки тщеславия нуворишей. Они ищут, как выразить свою индивидуальность в одежде удобной, элегантной, современной, при этом качественной и не слишком дорогой, приносящей эмоциональное удовлетворение и укрепляющей чувство собственного достоинства. Перечисленные свойства - суть бренда Гота.

Четкое позиционирование, «нишевый» путь развития - сейчас самое перспективное направление. Хо­рошего не может быть много, его просто невозможно качественно произвести. А в масштабах многомиллионной страны перспектив для всех - предостаточно.

Где шить? Производство изделий, в которые заложен потенциал брендированного товара, очень дорого, процесс технологически сложен. Поэтому и российские массовые бренды в основном отшиваются там, где себестоимость ниже. Размещать заказы в странах Юго-Восточной Азии и Турции - общая мировая практика, так работают все транснациональные компании. Обороты их - сотни миллионов долларов; благодаря этому они способны привлекать лучшие идеи и транслировать их на весь мир.

Однако такое масштабирование - не для всех. Если мы говорим о производстве более дорогих или эксклюзивных продуктов, здесь ценны не объемы, а идеология марки, инновационность и скорость.

Убежден,  модную брендированную  одежду небольших тиражей (по 500-1000 изделий) сегодня целесообразно отшивать в России.

  • Во-первых, из Азии долго вести, и там выгодно производить лишь большие партии.
  • Во-вторых, мобильность производства, его управляемость, скорость обновления коллекций можно получить только «под боком», то есть в своей стране. Гота каждые три месяца выпускает новую коллекцию из 200 моделей. Новое  абсолютно все: ткани, дизайн, детали, отделка. Ведь мода живет только благодаря скорости обновления.
  • В-третьих, только местное производство позволяет контролировать качество пошива.

Стоимость внедрения новых моделей, контроль качества и сроков  небольших тиражей 500-1000, затраты на транспортировку и растаможку перекрывает выгоду низких цен производства в Китае. И в этом  основное преимущество производства в России.

Особенности разумного протекционизма. Совершенно очевидно, что развитие производственных площадок для выпуска брендированных продуктов может стать для российских предприятий - как торгово-промышленных, так и работающих на условиях производственного аутсорсинга - зоной безопасности на пути огромного потока импортной продукции.

Это развитие крайне затруднено -  и чем дальше,  тем больше - без корректной тарифной политики: снижения, а в ряде случаев и обнуления пошлин и НДС на ввоз оборудования, а также сырья, не производимого в России. При существующих ставках предприятия вынуждены постоянно выводить из оборота средства. А небольшие фирмы вообще не могут провести модернизацию и закупить качественные ткани, то есть, в принципе не могут работать на уровне современной fashion-индустрии.

Нужна дифференцированная система налогообложения. Ибо уровень рисков в нашем секторе на порядок выше, чем в любой другой отрасли. Выходя на рынок с новой маркой, компания два-три года только инвестирует, работает почти в убыток: создает новый образ продукта, выводит его в тираж, налаживает производство, создает систему сбыта. Риски в индустрии моды высоки. Здесь и погода,  и конъюнктура, и модные тенденции. Не успел - пропал.

Для стабилизации на начальном этапе, в идеале, стоило бы устроить таким компаниям налоговые каникулы или освободить от налогов их производственную базу. Необходимы меры, дающие возможность предприятиям стать прозрачными и привлекать дешевые и длинные кредиты:

  • Снижение НДС до 10-13%.
  • ЕСН до 15-18%, что повысит зарплаты и, как следствие, платежеспособность внутрен­него рынка.
  • Снижение таможенных пошлин на ввозимые ткани и фурнитуру до 5%.

Учитывая существующие рыночные цены, эти меры повысят конкурентоспособность и будут  стимулировать развитие швейной отрасли, ориентированной на потребительский рынок, создавая новые рабочие места.

Региональное развитие и будущее отрасли.  Все эти меры государство примет только в том случае, если решит заработать на легпроме или окажется перед лицом нарастающей социальной напряженности. Однако сегодня, похоже, основные поступления в бюджет оно все-таки связывает с развитием в России сырьевых отраслей, а очаги недовольства гасит не систематическим снижением рисков, а в пожарном порядке.

Между тем, у нас есть Юг России, есть центральный регион, где масса людей без работы, а средняя зарплата гораздо ниже, чем по стране. Есть смысл там развивать швейные, сборочные производства. Чтобы люди работали на месте, а не ехали в столицу на заработки.

Почему экономики Китая или Турции так динамичны? Потому что там научились управлять колоссальным людским потенциалом. Государство выстраивает экономику, создавая рабочие места, стимулируя производство. При этом, естественно, и получает налоги. Это можно сделать и у нас. Создать достойные рабочие места с учетом нашей специфики. Государству нужно определить для этого приоритетные регионы.

Что является фундаментом для активного развития любой промышленности? Кластеры.1

Вот, например, маленький итальянский городок Прато в пятнадцати километрах от Флоренции. Две тысячи предприятий производят ткани. Из них фабрик полного цикла, что сами и прядут, и ткут, и красят - единицы. Сегодня Прато - крупнейший в мире поставщик модного текстиля. И у всех там есть своя узкая специализация: фабрики, которые только производят нити, на заказ, по аутсорсингу. Ткацкие  фабрики. Отделочные фабрики. И таких кластеров в Италии - десятки, что и сделало страну лидером в текстиле, трикотаже, обуви, аксессуарах. В Турции - есть Бурса -конгломерат текстильщиков и швейников. В Китае - Гуандун, Хан­чжоу, Нинбо. Но создать мощный кластер без прямого участия государства невозможно, в какой бы то ни было стране.

У нас есть все условия для этого, например, в Ростовской области: климат, энергоресурсы, производственные традиции, свободные руки. Тем более, что там уже созданы обувной кластер (об этом писал журнал Эксперт) и джинсовый кластер. Но большая часть предприятий - подпольные. Что нужно, чтобы они получили импульс к серьезному развитию?

Политическая воля, создающая экономическую целесообразность. Нужно дать преференции предпринимателям, развивающим бизнес, создающим рабочие места в регионе, и вывести их «из тени».

Наиболее сложный технологически ассортимент - женские жакеты - Гота отшивает на собственном производстве в Москве. Также мы размещаем заказы на производство в  Новочеркасске, Владимире, Белгороде, Калуге. Это дешевле, чем шить в Москве, и легче контролировать, чем за границей. А сколько фабрик в бывших странах Союза банкротится или шьет за копейки за рубеж?

Когда в регионах появится больше производственных предприятий, то и таких как мы станет больше, а многие российские заказчики вернутся из Китая и Турции.

Ведь построить швейную фабрику - не так уж трудно. Стоимость рабочего места здесь невысокая, сверхквалификации от работников не требуется.

У государства сегодня нет средств на дотации, но есть возможность создать преференции для перспективных сегментов рынка в депрессивных регионах.

В этих социально напряженных регионах есть смысл пересмотреть налоговую нагрузку и сказать предпринимателю: «Заработай на пошиве обуви, одежды, создай рабочие места, мы тебе поможем». Местная власть не может самостоятельно дать таких преференций, потому что это противоречит налоговому законодательству. Но создание таких зон - задача государства. Как и дифференциация системы налогообложения.

Средняя температура по больнице. Так выглядит сегодня действующая у нас  система налогообложения. Многие говорят о том, что и нужно менять - она не стимулирует развитие промышленности. Сейчас бизнес ряда российских предприятий и отраслей без учета специфики их деятельности нивелирован. Хотя совершенно очевидно, что не могут быть одни и же налоги, например, для алюминиевого гиганта, нефтеперегонного завода и для швейной, мебельной фабрики, где выпуск продукции в денежном выражении на одного работника отличается в разы, а работников сотни?

Система упрощенного налогообложения распространяется лишь на малый бизнес, где численность работников не превышает 100 человек, а оборот 15 млн. рублей в год.

Средние компании, а их в нашей отрасли большинство, не попадают под «упрощенку».

Между тем создание даже временных налоговых льгот для таких компаний сделает их более прозрачными, что упростит привлечение кредитных ресурсов на развитие.

Для диалога с властью бизнес-сообщество должно проявить активность. Хотелось бы, чтобы в правительстве существовал орган, курирующий развитие швейной промышленности потребительского сектора, с которым бизнес-сообщество могло бы совместно разрабатывать видение будущего развития отрасли, налоговую и таможенную политику, направленную на реализацию планов. Не клянчить дотации, а вместе способствовать эффективности системы бизнес-общество-государство с горизонтом планирования 10 -15 лет.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Кластер - класс родственных элементов статистически однородной совокупности (прим. ред.).

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ