Поиск


ЖУРНАЛ "ТЕХНИЧЕСКИЙ ТЕКСТИЛЬ" №37

                    ( читать ... )

ЖУРНАЛ "ТЕХНИЧЕСКИЙ ТЕКСТИЛЬ" №36

                    ( читать ... )

Ссылки партнеров

Общие проблемы


Тенденции/Общие проблемы/Мировой рынок текстильного сырья: взгляд в будущее

Мировой рынок текстильного сырья: взгляд в будущее

22 января 2003
Рынок легкой промышленности №28, 2003

Айзенштейн Эмиль Михайлович


Баланс 2001 года и ближайшие прогнозы.
Прежде всего, напомним цифры, характеризующие мировой баланс текстильного сырья в 2001 г.1 и необходимые для оценки прогнозов на ближайшее будущее (до 2010 г.). Более точные сведения, в частности по объемам производства и потребления текстильных волокон в 2002 г., мы получим только к середине текущего года.

В 2001 г. мировое потребление по всему ассортименту текстильных волокон, включая все виды натуральных и химических волокон, снизилось на 0,4%, или, по абсолютному объему, - на 0,2 млн. т:  с 53,3 млн. т в 2000 г. до 53,1 млн. т в 2001 г.  Такая неблагоприятная, хотя и не критическая, ситуация за последние лет пятьдесят возникла впервые.

По данным издания World Synthetic Fibres2, в 2002 г. ожидается рост потребления текстильных волокон на 3%, а в 2003 г. - на 4,1% по сравнению со среднегодовыми темпами 2000-2010 гг. (3,2% в год). Таким образом, потребительский спрос на текстильное сырье, по прогнозам вышеупомянутого источника, составит в 2002 и 2003 гг. соответственно 54,7 и 57,0 млн. т.

Если говорить о региональном потреблении, то уровень практически всех стран (Северной Америки, Латинской Америки, Африки, Среднего Востока, Австралии, Южной Азии, Южной Кореи, Тайваня и др.), за исключением Китая1, в 2001 г. был ниже запланированного. В 2002 г., по данным того же источника, ожидается рост во всех перечисленных регионах.

Мировой спрос на шерсть в 2002 г. сохранится, с незначительными изменениями (около 1,4 млн. т), а рост его в 2000-2010 гг. прогнозируется 1,0% в год. По оценкам специалистов, потребление хлопковых изделий в 2002 г. вырастет на 0,8% (с 19,8 млн. т в 2001 г. до 20 млн. т в 2002 г.) и на 2% (до 20,4 млн. т) - в 2003 г., а рост в период 2000-2010 гг. составит в мировом масштабе 1,6% в год.

В 2001 г. неожиданно снизился (правда, незначительно - на 0,6%, до 31,9 млн. т) мировой потребительский спрос на химические волокна. Эксперты предсказывают оптимистичный итог:  в 2002 г. - рост до 33,3 млн. т, т.е. на 4,5%, а в 2003 г. - до 35,2 млн. т, или на 5,5%, что заметно выше среднегодовых темпов 2000-2010 гг. (4,1% в год).

Тенденции в долгосрочной перспективе. Фабричное потребление волокон (переработка внутри собственных предприятий) в Южной Корее и Тайване достигло пиковой точки и должно начать снижаться в течение длительного времени, поскольку увеличился дефицит между импортерами готовой продукции из волокон, например в виде тканей или одежды, с одной стороны, и фабричным потреблением - с другой. В Северной Америке и Западной Европе конкуренция во многом может помешать импорту, при условии, что будет иметь место рост фабричного потребления для технических изделий и ковров.

Итог прогнозов мирового роста фабричного потребления волокон на 2000-2010 гг. вкратце можно подвести так: на 3,2% в год - для всех видов волокон,  на 1% - для шерсти,  на 1,6% - для хлопка и  на 4,1% - для химических волокон.

Китай - главный регион  активности текстильного рынка, где  доходы от его инвестирования  в известной степени гарантируют государству не только финансовую, но и политическую стабильность. Казалось бы, производство шерсти здесь не является предметом особых усилий, тем не менее, объемы ее фабричного потребления, которое оставалось стабильным в течение 2001 г. (на уровне 377 тыс. т), обещают долгосрочный рост - 2,6% в год.

По прогнозам в период до 2010 г. фабричное потребление хлопка в Северной Америке будет снижается на 3,1% в год, в Западной Европе - на 4,8%. Аналогичный спад обещают в Южной Корее, Тайване и Японии. В то же время в Латинской Америке, Восточной Европе, Турции, Африке, на Среднем Востоке, в Южной Азии, Индии и Китае будет наблюдаться рост потребления, но для последнего (мирового лидера в этой области) этот рост составит только 1,2% в год на длительный период.

Ожидается, что фабричное потребление химических волокон и нитей в Китае в 2002 г. приблизится к 11 млн. т (практически 1/3 их потребления в мире при населении, составляющем примерно 1/5 живущих на земном шаре). Рост потребления в последующие годы, вплоть до 2010 г., прогнозируется на уровне 8,1% в год, т.е. в 2 раза выше, чем среднемировые темпы прироста потребления этих волокон.

Таким образом, доля Китая в общемировом потреблении химических волокон приблизится к 40%. Поэтому Китай - и сегодня, и в будущем - не только самый крупный экспортер изделий из химических волокон, но и крупнейший их потребитель.

В Западной Европе, постепенно теряющей позиции лидера в области производства и потребления химических волокон и нитей, начиная с 1985 года, прослеживается очевидная тенденция к непрерывному увеличению доли потребления комплексных (филаментных) нитей (при сохранении сравнительно низких объемов их производства). К 2020 г. ее планируется довести до 60% (график 1). Это произойдет прежде всего благодаря развитию технологии выработки пряжеподобных синтетических нитей (полиэфирных и полипропиленовых в первую очередь). Полученные, например,  методами механического или аэродинамического текстурирования,  они способны заменить при изготовлении тканей и трикотажа обычную крученую штапельную пряжу,  на выработку которой идут  значительно большие капитальные и трудовые затраты.

В странах NAFTA (США, Канада, Мексика) 150%-ный прирост производства полиэфирных комплексных нитей к 2010 г. (график 2) намечается получить благодаря не столько вводу новых мощностей, сколько резкому увеличению загрузки действующих (с 73% до 87%).

Не случайно темпы развития рынка химических нитей в 2010-2025 гг. по прогнозам будут опережать  темпы развития рынка химических волокон, причем по среднемировым ежегодным показателям почти вдвое3, что убедительно иллюстрируют показатели, сведенные в табл. 1. Отмеченная выше тенденция проявится практически во всех регионах, особенно в Индии и странах Юго-Восточной Азии, за исключением Южной Кореи.

В то время как развитие химических нитей (филаментной пряжи), идет ускоренными темпами, потребление химического волокна (штапельное, жгут) хотя и опережает в большинстве стран по ежегодному приросту хлопок (среднемировые темпы в 2010-2025 гг. в 2 раза выше), продолжает оставаться более низким, за исключением Западной Европы и Китая. Но к 2025 г. при запланированных темпах роста это соотношение в мировом масштабе потребления волокон должно выровняться (49/51). К этому времени преобладающее потребление хлопка по сравнению с химическим штапельным волокном сохранится в Северной и Латинской Америке, Индии, Южной Корее, Тайване и Японии.

В частности, в США после 2010 г. уровень потребления хлопка составит 22 кг на душу населения, а химического штапельного волокна - 13 кг (соотношение 63/37 в пользу хлопка). Если Азия станет широко использовать филаментную пряжу (взамен штапельной) для экспортируемой на Запад продукции, то может произойти быстрое и непредсказуемое изменение в равновесии между указанными выше волокнами, а рынок США в этом случае наиболее  уязвим.

Любопытно проследить (возможно, некоторым читателям это покажется очевидным), как почти за столетие меняется мировое потребление натуральных и химических волокон, как при этом будет изменяться процентное соотношение между ними и насколько это развитие окажется адекватным росту населения на земном шаре (табл. 2).

Как видим, приведенные данные подтверждают все вышесказанное в пользу развития ассортимента химических нитей, в первую очередь синтетических пряжеподобных, рыночная доля которых к середине ХХI столетия будет значительно выше (53%), чем любого из волокон, включая химические (38%) и хлопок (33%).

Во-вторых, ежегодные темпы роста всех видов текстильных волокон в мире в перспективе прогнозируются несколько ниже, чем в ретроспективе. Но здесь необходимо учитывать, что темпы роста населения на земном шаре будут заметно отставать от соответствующего показателя в части потребления волокон.

Например, в период 2000-2050 гг. их средние значения составят 1,0 и 2,2% в год соответственно, а потребление текстильного сырья на душу населения, тем не менее, за это же время увеличится вдвое - с 8,8 до 17,3 кг.

Принимая во внимание важность и информативность последнего показателя, особенно в области удовлетворения спроса на текстиль как неотъемлемую часть мировой цивилизации и экономической стабильности (перед глазами - положительный пример Китая и отрицательный, к сожалению, России), представляется целесообразным рассмотреть динамику потребления химических волокон и нитей на душу населения (график 3, кривые 1-9). Это актуально еще и потому, что необходимо выяснить, имеет ли место снижение их потребления в мировом масштабе и наличие запасов сырья в текстильной системе обеспечения (например, в области полиэфирной нити), которая быстро реагирует на сферы конечного использования различных видов химических волокон и нитей в текстильной промышленности, на ситуацию в международной торговле и в конечном счете - на стабильность рынка.

По данным статистики, в период 2000-2020 гг. прогнозируется практически линейный рост потребления химволокон и нитей, который достигнет среднемировой величины более 9 кг/чел (график 3, кривая 1), т.е. примерно в 2,4 раза больше, чем хлопка (3,8 кг/чел), а к 2050 г. - 13,6 кг, или в 3,8 раза больше, чем хлопка (3,6 кг/чел). Остановимся подробнее на основных видах предлагаемой на мировом рынке продукции этого направления.

С начала 80-х годов прошлого столетия отмечался ежегодный спад мирового спроса на целлюлозные (вискозные, ацетатные и медноаммиачные) комплексные нити (график 3, кривая 3). Сейчас намечается тенденция к стабилизации и в перспективе серьезных колебаний здесь не ожидается. Залогом этому - интерес к вискозным техническим нитям, в частности, используемым для изготовления специальных марок шин к немецким автомобилям, а также к ацетатным нитям для изготовления подкладочных тканей, широко применяемых в пошиве одежды в ряде стран, в частности, в Италии и Мексике.

К сожалению, в России текстильщики по-прежнему для этих целей используют дефицитные и ограниченные в цветовой гамме вискозные, полиэфирные и полиамидные нити.

Сокращение потребления целлюлозного штапельного волокна было в указанный период не столь резким,  как нитей. Прогнозы по мировой стабилизации спроса этого волокна на душу населения после 2000 г. не отличаются от последних (график 3, кривая 2). Причиной тому - преимущественное использование вискозного волокна в смеси с полиэфирным для получения специальной пряжи, являющейся прекрасным сырьем, например, для изготовления униформы и школьной одежды, либо используемой в качестве ацетатного жгута для сигаретных фильтров, особенно широко распространенных в Китае.

Судьба вискозного штапельного волокна во многом будет зависеть от решения проблем окружающей среды, связанных с его производством. Сегодня они преодолеваются либо активизацией природоохранных мероприятий (Индонезия), либо организацией экологически чистых производств новых волокон типа лиоцелл, получаемых в Западной Европе по бессероуглеродному способу благодаря применению прямых растворителей целлюлозы.

На график 3, кривая 4 показано, что объемы полиакрилонитрильного (ПАН) волокна на душу населения в мире относительно стабильны в течение продолжительного времени, за исключением перепадов, вызванных, в первую очередь, всплесками моды на полушерстяные изделия, а также колебанием цен на эти волокна в различных регионах. Прогнозы на будущее утешительны: в ближайшие два десятилетия спрос на ПАН волокна ожидается выше, чем в период 1999-2001 гг.

Как можно видеть на график 3, кривая 6, потребительский спрос на полиамидную (ПА) нить в прошлые годы очень медленно рос, нынче же он начинает понемногу снижаться. Тем не менее, ПА нить остается ценным продуктом в ряде областей промышленного и бытового применения, но для удержания своих позиций ее цена должна оставаться конкурентоспособной с полиэфирной (ПЭФ) нитью. В качестве коврового жгутика (BCF) положение ПА на рынке США остается устойчивым, но с точки зрения ценообразования ему приходится вести тяжелую борьбу с полипропиленом (ПП), а в будущем, вероятно, придется бороться и с политриметилентерефталатом (ПТТ). Концепция напольных покрытий из ПА нити также испытывает сильную конкуренцию со стороны альтернативных систем (древесина, керамика), особенно на территории Западной Европы и частично США. В Азии объем рынка ПА коврового жгутика остается довольно низким, большинство изделий из него используется для гостиниц, больниц и офисов. Главная же область применения ПА нити в этом регионе - спортивная одежда и автомобильные шины.

Сегодня основным рынком ПА штапельного волокна является преимущественно рынок потребительских товаров широкого потребления (помимо ВCF, ковров) в США и, в меньшей степени, в Западной Европе (хотя у ПА волокна есть множество других маломасштабных сфер применения вне США). На этом рынке наблюдается неуклонное снижение мирового спроса на душу населения (график 3, кривая 7) вследствие давления со стороны других видов синтетических волокон (ПП и, особенно, ПЭФ), а также со стороны ПА нити, которая, в некоторых областях применения, например в производстве ковров (в качестве BCF), стала серьезной альтернативой штапельному волокну. В будущем, после 2010 года, может быть достигнута некоторая стабильность в потреблении ПА волокна, но только в том случае, если спрос на рынке будет большим, нежели в настоящее время.

На график 3, кривая 5 приведены данные, относящиеся к потреблению на душу населения ПП нитей и волокон, получаемых фильерным формованием.  Эти нити и волокна предназначены главным образом в качестве BCF для ковров, некоторых видов нетканых материалов, крученой пряжи, составляющей в ряде изделий конкуренцию пряже из ПЭФ и ПА. Рынок ПП волокон и нитей, начиная с 1980 г., стремительно рос, однако в 90-х годах его экспансия несколько замедлилась. Но самое главное - тенденция расширения рынка в будущем очевидна, а запасы текстильной системы снабжения могут к 2020 г. значительно вырасти за непродолжительное время.

Нынешняя ситуация на прогрессирующем рынке ПЭФ нитей и волокон выглядит вполне обнадеживающей (график 3, кривые 8 и 9), так как определенное увеличение объемов ПЭФ нитей, которое имело место в 1990-1995 гг., главным образом в Азии, особенно в Китае, все еще держится на прямой линии или в ее допустимых пределах. Здесь прослеживается четкая закономерность: она определяет тенденцию явного повышения прогнозируемого спроса на этот продукт во всем мире. И это несмотря на то, что избыточные инвестиции в отрасль в недавнем прошлом привели к высокому уровню запасов текстильной системы снабжения - их пик пришелся на 2000 г.

Эта ситуация еще сохраняется: текстильная отрасль пока что не готова к  большим инвестициям в новое строительство. Однако,  видимо, очень скоро снова можно будет наблюдать быстрый рост производства ПЭФ нити, что приведет к результатам (график 3, кривая 8), иллюстрирующим средний рост потребления на душу населения в 2004-2006 гг. В течение этого периода расширение мощностей может на какое-то время несколько замедлиться из-за увеличения доли загрузки действующих производств. Если это произойдет, будут созданы условия для значительного увеличения прибыли. В целом к 2020 г. в мире прогнозируется спрос на ПЭФ нить, равный 4 кг/чел, что составляет соответственно 32, 44 и 67% от аналогичного показателя - всех видов текстильного сырья, суммарно химических волокон и нитей, только химических нитей.

Рост на рынке ПЭФ волокна был отмечен несколько позже, чем на рынке ПЭФ нити -после 1995 года. Но несмотря на то, что  ПЭФ нить является, как было рассмотрено выше, более «современным» средством для производства пряжи, в перспективе преимущественным для этих целей останется потребление ПЭФ штапельного волокна и жгута. К 2020 г. планируется довести его до 2,75 кг/чел (график 3, кривая 9), что составляет соответственно 22, 31, 72 и 81% от аналогичного показателя всех видов текстильного сырья, суммарно химических волокон и нитей, хлопка и только химических волокон.

Приведенные выше цифры весьма убедительно говорят о преобладающей роли ПЭФ волокон в современном балансе текстильного сырья. Сообразуясь с циклической моделью запасов текстильной системы снабжения, инвесторы должны внимательно наблюдать за динамикой рынка этих волокон, чтобы потом не пришлось искать оправданий недооценки его масштабов и потенциала роста.

При этом сами собой напрашиваются выводы: чрезвычайно неблагоприятное положение с производством и потреблением ПЭФ волокон и нитей в России в настоящий момент очевидно. Производство характеризуют две ничтожные в масштабах потребностей российского текстильного комплекса цифры: 5 тыс. т/год волокна от АООТ Курскхимволокно и ОАО Номатекс и 6 тыс. т/год  пневмотекстурированных нитей от ОАО Тверьхимволокно-полиэфир - вот и все. Суммарно это составило в 2001 г. не более 7% от общего объема (160 тыс. т) произведенных в стране химических волокон и нитей. 

Это недопустимо мало. В настоящий момент потребление отечественной текстильной промышленностью ПЭФ волокон и нитей, не считая сравнительного небольшого импорта из дальнего зарубежья (преимущественно волокон, в том числе бикомпонентных, для получения нетканых материалов), осуществляется в основном благодаря поставкам из Белоруссии, в частности из Могилевского ПО Химволокно и Светлогорского ПО Химволокно. Оттуда, в частности, в 2001 г. было поставлено в Россию 9,2 тыс. т текстильной нити, 4,4 тыс. т технической нити и 45 тыс. т ПЭФ волокна и жгута.

Таким образом, уровень потребления ПЭФ волокон на душу населения в 2001 г. в России составил 0,35 кг/чел (против среднемирового показателя 1,4 кг/чел - график 3, кривая 9, т.е. в 4 раза ниже), а ПЭФ нитей - 0,15 кг/чел (против мирового уровня 1,9 кг/чел - график 3, кривая 8, т.е. уступая ему более чем в 12 раз).

В то же время, по данным ФГУП ЦНИИЛКА4, к 2010 г. потребность в ПЭФ продукции в России должна составить: 50 тыс. т текстильной нити, 40 тыс. т технической нити и 160 тыс. т волокна и жгута!

Если принять во внимание эти цифры и условный прирост населения в стране до 150 млн. человек, то  спрос на душу населения в ПЭФ волокнах и нитях к тому времени окажется 1,1 кг/чел и 0,6 кг/чел соответственно, т.е. будет уступать среднемировому потреблению на душу населения в 2010 г.: по волокнам - в 2 раза (график 3, кривая 9), а по нитям - аж в 5 раз (график 3, кривая 8).

Картина получается безрадостная, и ситуация, если энергично не развивать собственное производство, - практически тупиковая. Ориентация же на импорт волоконного сырья, откуда бы оно ни поступало, и «челночную» политику для потенциально развитой российской текстильной индустрии с экономической и социальной точек зрения - абсолютно бесперспективна.

Исходя из вышесказанного, потребности в ПЭФ волокнах и нитях нужно обеспечивать собственными силами, «реанимировав» для начала хранящееся более 10 лет на складах в Курске и Благовещенске высокопроизводительное оборудование (общей мощностью около 110 тыс. т/год) для производства уникального по ассортименту и качеству ПЭФ волокна и жгута.

К этому следует добавить необходимость реконструкции потока ПЭФ технических нитей в АООТ Курскхимволокно с увеличением его мощности до 15 тыс. т/год для выпуска высококачественной продукции для промышленности РТИ и автомобильных шин.

Очевидно, из финансовых соображений (хотя с технической точки зрения это не совсем оправдано) текстильщикам следует поддержать инициативу крупнейших в России производителей нетканых материалов по созданию собственных производств ПЭФ текстильных нитей.

ОАО Комитекс и ОАО Номатекс, успешно освоили в 2001-2002 гг. на своих площадях выпуск ПЭФ и ПП волокон общей мощностью 12 тыс. т/год.

Тем, кто пришел в качестве новых руководителей-собственников на отечественные предприятия промышленности химических волокон (прежде всего синтетических), настало время понять, что все они, за редким исключением, влачат полунищенское существование и сильно отстали, как в технологиях, так и в оборудовании, от современного зарубежного производства.

В свете изложенного не совсем понятно, какой опыт изучают представители российских исполнительной и законодательной властей во время многочисленных поездок в Китай, где ежегодная прибыль только от текстильных отраслей (около 75 млрд. USD) значительно превосходит весь годовой бюджет России.

А у нас по-прежнему «работает» экономика разбазаривания исходного сырья, и никто не задумывается о его более глубокой переработке внутри страны, например, в синтетические волокна, пластмассы и т.п. По сравнению с доперестроечным периодом производство химических волокон и нитей в России упало, - только вдумайтесь в эту цифру! - почти в 6 раз (!!!), исключив текстильщиков не только из финансовообразующих отраслей, коими они были во времена СССР (3-е место в бюджете), но и отпустив их таким образом «на вольные хлеба», что фактически привело к разрухе как промышленности химических волокон, так и перерабатывающих смежных отраслей.

Если не придавать этому значения и не заниматься реконструкцией действующих и созданием новых производств, в первую очередь ПЭФ волокон и нитей, то можно оказаться далеко в стороне от радужных перспектив развития текстильного сырья в мире.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Айзенштейн Э.М. , Ефремов В.Н.,  Шнайдер Р. // Текстильная промышленность, № 10 (48), 2002 г., с. 32;  № 11, 2002 г., с.12.

2 World Synthetic Fibres. Sypply, Demand Report, 2002.

3 PCI-Fibres and Raw Materials. Textile Pipeline, Q 1, 2002, p. 12.

4 Живетин В.В., Кудрявцева Т.Н. // ЛегПромБизнес-Директор,  № 1 (39), 2002, с.10.

КОМПАНИИ И ТОРГОВЫЕ МАРКИ, УПОМЯНУТЫЕ В СТАТЬЕ

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ

НАШИ  ЖУРНАЛЫ И СПРАВОЧНИКИ

Смотреть архив

АНОНСЫ:
ЖУРНАЛ "РЫНОК ЛЕГКОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ" №118

                    ( читать ... )

ЖУРНАЛ "РЫНОК ЛЕГКОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ" №117

                    ( читать ... )