Поиск


ЖУРНАЛ "ТЕХНИЧЕСКИЙ ТЕКСТИЛЬ" №37

                    ( читать ... )

ЖУРНАЛ "ТЕХНИЧЕСКИЙ ТЕКСТИЛЬ" №36

                    ( читать ... )

Ссылки партнеров

Поглощения, слияния, инвестиции


Интересы/Поглощения, слияния, инвестиции/Мифы и реальность «мягкого золота»

Мифы и реальность «мягкого золота»

14 июня 2002
Рынок легкой промышленности №23, 2002

Горностаев Сергей Павлович

Пушной промысел в России издревле являлся одним из столпов её экономики и международного престижа. Святая Русь не только кормила хлебом насущным пол мира, но и согревала его своими мехами. Обширные лесные пространства изобиловали пушным зверем, и промысловая охота занимала важное место, а добытые шкурки шли на изготовление тёплой зимней одежды, сбывались иноземцам, а также служили первостатейным товаром в меновой торговле.

В те стародавние времена «куны» - шкурки куницы, или их лоскутки применялись при крупных и мелких расчётах за товары. Самой мелкой разменной монетой было даже не кунье ушко, а его половинка - пол ушка, отсюда и пошло название первой мелкой медной монеты - полушка. Лоскуток меха из шейки или загривка именовался «гривной», и до наших дней дошло название монеты - гривенник.

Даже с появлением чеканных монет мягкая «рухлядь», как в старину называли пушнину, ещё долгое время служила своеобразной денежной единицей. Мехами казна взимала подати, пошлины и штрафы. Мехами же зачастую выплачивали жалованье и награды. Начало торговли мехами относится к 1643 году, когда на Ирбитской ярмарке в Пермской губернии начали продавать невыделанную пушнину...

В современном мире натуральный мех ни в коей мере не утратил своего значения. Напротив, несмотря на широчайшее развитие текстильных технологий и экстремистские усилия «зелёных»,  он ещё шире входит в жизнь и становится всё более желанным продуктом потребления, не переставая при этом быть элитным товаром. Так,  в странах ЕС наблюдается серьёзный рост потребления меховых изделий. Если в сезоне 1998/1999 г. объём продаж оценивался в 3,385 млн. евро, то в сезоне 1999/2000 г. он поднялся до 4,789 млн. евро, и эта тенденция продолжает сохраняться.1

Инвестиционная привлекательность российского мехового рынка была и остаётся весьма высокой, что определяется его значительной ёмкостью, оцениваемой в ценах 2001 г. в 59 236 млн. руб.2 Это обусловлено и климатическими условиями, и национальными традициями.

Другим «магнитом», который должен привлекать отечественных инвесторов, является низкое насыщение рынка отечественной продукцией. Так, согласно «Концепции развития мехового комплекса России на 1999 - 2005 гг.», утверждённой Минэкономики в 1998 г. одной из задач стоящей перед отраслью является насыщение внутреннего рынка России меховыми товарами отечественного производства до 60% от общего объёма продаж.

В настоящее время удельный вес российских меховых изделий на отечественном рынке не превышает 30%. Основная масса меховых изделий, в первую очередь из ценных видов меха, на наш рынок поступает из-за рубежа. Такая ситуация возникла в связи с острым дефицитом денежных средств на протяжении прошедших десяти лет, что отрицательно сказалось на техническом состоянии некогда мощных и процветающих крупных предприятий меховой промышленности.3 Инфляция, низкая прибыль, рост налогов и стоимости энергоносителей не позволяли производить капитальные вложения, осуществлять полноценный ремонт зданий и сооружений, приобретать новое оборудование. В результате более 50% технологического оборудования находится в эксплуатации свыше 20 лет. Кроме этого, сопоставление отечественных и зарубежных меховых изделий, особенно выполненных из ценных сортов меха, по качеству, дизайну, технологическому исполнению, не всегда в пользу российских товаров.

На первый взгляд, учитывая экономическую стабилизацию в стране, тенденции в изменении налогового законодательства и стремление государства повернуться лицом к реальному сектору экономики, складываются благоприятные условия для вложения капиталов в этот исконно русский промысел, серьёзно потеснив на отечественном рынке зарубежных поставщиков.

Но это только первый поверхностный взгляд, который простителен рядовому потребителю, но никак не серьезному предпринимателю, решающему, в какой бизнес вложить средства. Возникшая в XX веке всевозрастающая потребность в меховой продукции, привела к индустриализации этой подотрасли промышленности и вызвала появление целого комплекса, включающегося в себя не только и не столько охотничий промысел (например, по оценкам специалистов, доля дикой норки в объёме её производства, составляет не более 8%), но целый ряд производств.

На данном этапе пушно-меховой комплекс состоит из охотохозяйств, зверохозяйств, в которых пушнина выращивается клеточным способом, производителей кормов, сырейно-красильных производств, занимающиеся переработкой пушно-мехового сырья в полуфабрикат, скорняжно-пошивочных производств, производителей оборудования, научно-исследовательских организаций, осуществляющих исследования в области химической технологии, биологии, ветеринарии, разработки оборудования, автоматизации технологических процессов. При этом, как показывает во многом печальная отечественная практика, слабость любого из этих звеньев неминуемо приводит в конечном итоге к развалу всего комплекса в целом.

Такую взаимосвязь легко проследить на конкретных примерах: развал отечественной кормовой базы привёл к запредельному удорожанию кормов, составляющих львиную долю себестоимости пушнины. В результате, себестоимость норки составляет у нас больше 30 USD., против - 22 USD у скандинавов.4

Не лучше складывается ситуация в сфере переработки пушно-мехового сырья. Если кормовую базу возможно при желании поднять в более-менее короткие сроки, то корни проблемы переработки залегают много глубже. Сырейно-красильные производства, по своей сути, являются химическими производствами, потребляющими номенклатуру из нескольких десятков химических материалов. Практически полное отсутствие финансирования НИОКР поставило отечественную меховую промышленность в полную зависимость от поставок современных химматериалов западных фирм. Попытка экономить на импортных химматериалах, применяя значительно более дешёвые морально устаревшие, так называемые «типовые методики», приводит к выпуску полуфабриката, не отвечающего требованиям современных технологий скорняжного производства. Немногие отечественные препараты разрабатываются лишь двумя отечественными организациями (ЦНИИКП и ОАО НИИМП) практически на голом энтузиазме, за счёт собственных средств. При этом разработанная отечественная продукция, которая, по отзывам специалистов не уступает зарубежным аналогам, а зачастую превосходит их, тяжело пробивается на рынок. Причина этого крайне банальна - отсутствие средств.

В результате скупой (государство) платит дважды - первый раз, когда предприятия вынуждены приобретать импортную химию, за которую платят дороже, чем аналогичные фирмы за рубежом, второй раз - когда в результате неконкурентоспособности российской продукции отечественный рынок отдаётся на откуп западным поставщикам.

При этом Правительство предпочитает получать поступления в бюджет от таможенных пошлин за ввоз продукции зарубежных фирм, а не благодаря налоговым поступлениям от отечественного производителя. Многократные предложения АО «Концерн «Российский мех» и Российского пушно-мехового союза  изменить эту ситуацию остаются неуслышанными.5

В такой ситуации инвестирование средств только в одно отдельно взятое звено пушно-мехового комплекса может не привести к ожидаемой прибыли, что зачастую приводит в крайнее изумление незадачливых инвесторов, считавших вложение своих капиталов в «мягкое золото» чрезвычайно выгодным уже по одному определению.

Здесь следует сделать небольшое лирическое отступление и охарактеризовать народившегося в России «инвестора». Наш отечественный капиталист в массе своей сколотил  состояние либо на взятках, будучи чиновником, либо торгуя водкой «Распутин», либо «крышуя», одним словом, занимаясь ненаукоемким бизнесом. В этой ситуации «красные директора», естественно прибравшие к рукам свою, а заодно чужие доли родных предприятий являются воистину спасением для отрасли, потому как руководили более сложными технологическими процессами, нежели розлив «левого» спирта в подвале. Вот вам два примера.

Первый пример из жизни. Г-н Е, преуспевший в подобного роде бизнесе, душа которого всегда лежала к торговле шашлыками и шавермой, в одночасье увлекся меховым производством. И ладно бы просто увлекся, так ещё возглавил одно из крупнейших в отрасли предприятий, владевшее в недавнем прошлом всесоюзно известной торговой маркой. Возглавил и стал им руководить, генерируя при этом массу идей. Он быстро достиг на новом поприще ощутимых результатов: предприятие, продукция которого некогда была синонимом качества, потеряло большинство постоянных клиентов и лишилось профессионалов (на всё сырейно-красильное производство ныне - один мастер). По достижении этих результатов г-н Е исчез в неизвестном направлении. Теперь, казалось бы, предприятие могло бы вздохнуть и подняться, но пришедшему ему на смену хозяину (из чиновников), кажется, не дают покоя достижения предшественника.

В такой ситуации, имея в виду западный опыт, можно возложить свои надежды на инвестиции крупных банков, наконец, обративших внимание на производственную сферу. Но не торопитесь с надеждами!

Второй пример из жизни.  Свершилось чудо. Некий банк вложился в зверохозяйства, и ладно бы это были рядовые зверохозяйства, так это были ещё ко всему ведущие, известные всему миру племенные зверосовхозы. Все, вроде как, было хорошо. Однако сменился у банка хозяин. И возник у нового хозяина вопрос: а зачем зверохозяйства стоят на такой хорошей земле, на которой много коттеджей построить можно либо охоту на зубра организовать отменную, и никаких тебе кормов, шедов, и прочих вещей ненужных да вредных? А на вопросы хозяина теперь принято отвечать так же быстро и решительно, как пятнадцать лет назад на вопросы первого секретаря обкома.

Если все подобные планы реализуются, то с племенным звероводством в России будет покончено окончательно и бесповоротно.6

Таким образом, складывается парадоксальная ситуация, характерная, похоже, только для нашей страны. Отрасль остро нуждается в инвестициях, но приходящие инвесторы по причинам слабого понимания специфики отрасли, помноженного на апломб, самомнение или пренебрежительное отношение к чуждой им сфере деятельности, добивают и без того ослабленный пушно-меховой комплекс.

Проблему можно решить, только развивая пушно-меховой комплекс в целом, что не по силам отдельно взятым, даже очень крупным инвесторам, это задача государственная, и, следовательно, задача государства, ибо само понятие «мягкое золото» родилось неспроста - пушнина всегда ценилась на вес золота и приносила ощутимый доход в казну.

В 1999 году, на рассмотрение правительства была предложена разработанный группой специалистов меховой промышленности под руководством «Российского пушно-мехового Союза» и АО «Концерн «Российский мех» проект Федеральной целевой программы «Развитие кожевенно-мехового комплекса России на 2000-2005 г.г.». В программе доказаны высокая эффективность вложения средств в меховую промышленность,  окупаемость этих инвестиций в течение 1,5 - 2  лет, возможность достижения уровня экономической безопасности страны по данной категории товаров народного потребления. При этом предлагался комплексный подход к решению проблем отрасли, что сделало бы отрасль инвестиционно привлекательной для серьёзных и компетентных предпринимателей.

Однако при очередной смене кабинета министров развитие пушно-мехового комплекса не стали выделять отдельной строкой, а было признано необходимым решать проблемы лёгкой и текстильной промышленности в целом, для чего, понятно, потребовались ещё большие средства, которых как всегда не нашлось в нашем бюджете.

ПРИМЕЧАНИЯ

Предыдущая публикация автора: Сергей Горностаев. Особенности национальной добычи меха  // Рынок легкой промышленности, № 11, март 2001 г.

1 По данным Международной меховой торговой федерации (IFTF).

2 По данным Российского пушно-мехового союза (РПМС).

3 Е.А. Симонов, И.А. Акхузин Меховая промышленность - отрасль больших потенциальных возможностей. - В сб. докладов II международной научно-практической конференции «Российская меховая промышленность XXI века».

4 Горячев С.Н. Конкурентоспособность российского меха - стратегическая задача научных исследований в меховой промышленности. - В сб. докладов II международной научно-практической конференции «Российская меховая промышленность XXI века».

5 Предложение минимизировать или вообще отменить на ближайшие 5-7 лет ввозные пошлины на сырьё, химические материалы и оборудование, не производимое в нашей стране,  было отклонено, хотя это могло бы несколько снять остроту проблемы,  хотя бы отчасти уравновесив рыночные шансы отечественных производителей относительно западных конкурентов.

6 В данный момент ситуация и без того близка к критической. Так, по данным Департамента животноводства и племенного дела Минсельхоза из 23 пород и типов норки, внесенных в Госреестр селекционных достижений и допущенных к использованию, в нашей стране осталось только 9.

Комментарий редакции. К сожалению, мы можем продолжить начатый Сергеем Горностаевым список примеров из жизни, иллюстрирующих неготовность или некомпетентность инвесторов, пришедших в пушно-меховой комплекс из торговли и банковской отрасли. Недооценка истинных масштабов привлекаемых средств и ресурсов, достаточных для возвращения российской «мягкой рухляди» титула «мягкого золота», приводит к необходимости диверсифицировать бизнес, оказавшийся на деле не таким прибыльным, или исказить международные нормы торговли мехами. Обидно за инвесторов, но за российскую пушнину обиднее.

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ

НАШИ  ЖУРНАЛЫ И СПРАВОЧНИКИ

Смотреть архив

АНОНСЫ:
ЖУРНАЛ "РЫНОК ЛЕГКОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ" №118

                    ( читать ... )

ЖУРНАЛ "РЫНОК ЛЕГКОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ" №117

                    ( читать ... )