Поиск


ЖУРНАЛ "ТЕХНИЧЕСКИЙ ТЕКСТИЛЬ" №37

                    ( читать ... )

ЖУРНАЛ "ТЕХНИЧЕСКИЙ ТЕКСТИЛЬ" №36

                    ( читать ... )

Ссылки партнеров

Промышленная политика, модернизация


Интересы/Промышленная политика, модернизация/Ивановские страдания

Ивановские страдания

19 апреля 2001
Рынок легкой промышленности №12, 2001

Охотникова Валентина Романовна


Год назад на встрече с текстильщиками  Владимир Путин признал, что их отрасль, в которой трудится более миллиона человек, чью продукцию потребляют миллионы россиян, за годы перестройки пережила сильное потрясение. Как ни одна другая в отечественной промышленности. И за это государство несет огромную долю ответственности. Тогда же президент назвал первейшей обязанностью государства защиту отечественного товаропроизводителя от давления извне и пиратской конкуренции внутри страны.

Прием двойной защиты. Защита оказалась на редкость своеобразной: через год  после этой встречи правительство ввело 20%-ный НДС на ввоз хлопка из стран дальнего зарубежья, одновременно снизив ввозные таможенные пошлины на текстильные товары с 30   до 15%. Тонна хлопка в России тотчас подорожала (на 200 долларов в сравнении с Балтией). Столь трогательная государственная забота повергла ивановских текстильщиков в транс. В Ивановской области и машиностроение, и химия, и наука, и даже жилищно-коммунальное хозяйство «завязаны» на текстиль. От того, как работает ведущая отрасль, напрямую зависят,  если не налоги, так занятость и качество жизни. А  большинство текстильных предприятий находится под  угрозой промышленной дистрофии. Их оборудование изношено до предела, все они испытывают серьезный кадровый голод,  собственных оборотных средств нет ни у кого.

Хлопок - наше все. Сырье остается главным предметом ввоза в текстильный край. В прошлом году область импортировала товаров на 251,8 млн. долларов. Из них на долю хлопка пришлось без малого 211 млн. Самым крупным импортером является Узбекистан - 150, 5 млн. долларов. Отрицательное сальдо между импортом и экспортом товаров в прошлом году достигло 182,5 млн. долларов. Деньги бегут из региона.

И в этих условиях область остается крупным текстильным центром страны и мира. В прошлом году здесь были выпущены более чем 1231 млн. метров хлопчатобумажных тканей - 68% общероссийского производства. Но это в метрах, а в деньгах дешевые ивановские ткани составляют около 32% общего объема продажи в стране. Здесь пальма первенства в руках богатеющей Москвы - у нее есть средства на переоснащение, а значит, ей по силам выпускать дорогой товар. Будучи безусловным лидером по производству, Ивановская область по продажам хлопчатобумажных тканей находится на втором в России месте.

С наполнением бюджета и того хуже. Текстиль в общем объеме промышленного производства области сегодня составляет 38%. Налогов же в казну дает всего 11% (меньше, чем малый бизнес). Во многом потому, что фабрики продолжают содержать объекты социальной сферы. Куда деваться, если львиная доля предприятий остается градообразующей. Не только поселки - целые города отапливаются фабричными котельными. Бюджеты задолжали текстильщикам куда больше, чем они - бюджетам. Не удивительно, что ведущая отрасль в крае - второй после агропрома лидер по убыткам.

Введение НДС на хлопок, по мнению многих текстильщиков и экономистов, отбросил отрасль к приснопамятному 1997 году. С той лишь разницей, что тарифы на энергоносители с тех пор выросли на 20% и продолжают бесконтрольно расти, а бартер отменен.

28 декабря на встрече Владимира Путина с руководителями 18 краев и областей во Владимире губернатор Ивановской области Владимир Тихонов говорил о необоснованном увеличении налоговой ставки на ввоз хлопка. Он предупредил, что это решение чревато обвальным падением производства отечественного текстиля, снижением его конкурентоспособности на внутреннем и внешнем рынках,  и выступил с проектом законодательной инициативы об отмене НДС на экспорт хлопка, предложив новую редакцию законопроекта (см. Владимир Тихонов «Кто хочет поставить крест на отечественном текстиле?).

Информация к размышлению. Страны, поставляющие текстиль на мировой рынок, можно условно разделить на три группы. В первой - Азия, обладающая собственным сырьем, недорогой рабочей силой и наводняющая рынки дешевой продукцией невысокого качества. Во второй - США, где есть свое сырье, но дорогая рабочая сила диктует достаточно высокие цены. В третьей - Европа, не имеющая сырья, но благодаря высокому производственному и кадровому потенциалу удерживающая рынок дорогого качественного текстиля. Потеряв сырье бывших союзных республик, Россия оказалась за пределами этой триады. Отечественный текстиль - низкого качества, но дорогой, он неконкурентоспособен как на мировом, так и на внутреннем рынке.

Казалось, совсем недавно европейские и заокеанские производители текстильного оборудования и красителей наперегонки обхаживали ивановских текстильных фабрикантов, устраивали выставки своей продукции, приглашали ивановцев к себе. Сегодня они обживаются в Китае, одевающем половину населения земли. Там государственная политика направлена на развитие отрасли, темпы и объемы текстильного производства растут.

Прогнозы. По предварительным оценкам самих ивановских текстильных фабрикантов, через год 25% отраслевых предприятий  умрут - доля сырья в структуре цены ткани уже сегодня поползла за 50%, а что будет завтра? Стоят ли такой потери те 80 млн. долларов, которые бюджет предполагает выручить с введением НДС? Распахивая российский рынок для пакистанских, китайских, турецких, индонезийских товаров, наше правительство по сути дела инвестирует зарубежные производства, не задумываясь о будущем бюджетообразующей отрасли, о безработице для сотен тысяч граждан, главным образом женщин. По самым оптимистичным прогнозам, до краха отрасли осталось лет десять. Хотя об этом крахе говорят уже 10 лет. Пора  юбилей справлять!

На недавнем съезде областного Союза промышленников и предпринимателей его президент  Юрий Токаев сказал, что «судьба текстиля - это наше сегодня», но высокие, наукоемкие технологии - единственно верная ставка «на завтра» в стремительно меняющемся мире. На взгляд Токаева, преодолеть нищету и убогость смогут лишь оснащенные современным оборудованием предприятия. Вопрос: как затащить в нищий регион инвестора - самое пугливое в мире существо? Он пристально отслеживает ситуацию в стране и регионе, очень хорошо умеет считать. И акции правительства по введению НДС на хлопок и снижению ввозных пошлин не добавляют энтузиазма в отношении отечественного текстиля. Примерно те же выводы прозвучали в «Стратегии долгосрочного социально-экономического развития Ивановской области», разработанной институтом народно-хозяйственного прогнозирования РАН.

Прежде, чем петь отходную по отрасли-кормилице приглядимся к нише, которую  занимает на отечественном рынке ивановский текстиль. В производстве некачественных дешевых тканей и изделий из них нет ему равных. Никто из Турции, Китая, Пакистана не везет в Россию такое дешевое постельное белье из разреженного ситца, предельно доступные по цене ночные сорочки, халатики, пижамы, семейные трусы, носовые платки и прочие предметы ежедневного пользования.

При крайней дешевизне ивановский хлопчатобумажный товар с трудом выдерживает пять-восемь стирок. А значит  рынок его в огромной России практически бездонный. Снижение ввозных таможенных пошлин на него нисколько не повлияло.

Теневики. Наличие огромного количества дешевых тканей в самом центре России щедро унавоживает почву для теневого бизнеса. Все столбы в городах и поселках области завешаны объявлениями типа «Требуются швеи-надомницы со своей машинкой». И телефоны имеются, как не преминул отметить побывавший в текстильном крае министр труда и социального развития Александр Починок, и рейды местных органов внутренних дел регулярно проводятся. Но это мало помогает в сражении с черным сектором. Нищее, преимущественно женское население одной из самых бедных российских областей готово батрачить на нанимателя безо всякого оформления, лишь бы на хлеб хватало. Как на дрожжах растут подпольные швейные производства. «Постельку» шьют семьями в квартирах, подвалах, интернатах. Стоит налоговым органам прикрыть одно такое производство, как на его руинах плодится несколько других. Выгодный бизнес!

Новый губернатор первым делом посовещался с силовиками о том,  как вытащить «швейку» и «трикотажку» из тени. Но «непрописанное» законодательство, несовершенная система налогообложения, неупорядоченная регистрация, отсутствие единого областного реестра предприятий делают  эту задачу архитрудной. Ее решение позволило бы заметно пополнить бюджет и решить часть отраслевых проблем. Не случайно самые «продвинутые» из текстильных предприятий активно расширяют собственные и дочерние швейные производства, создают новые коллекции в содружестве с известными модельерами. Хотя им продукция обходится в несколько раз дороже, чем теневикам.

Противоестественная монополия. Другим ключом к решению отраслевых проблем может стать наведение порядка с тарифами на энергоносители. Они в текстильном крае на 30% выше, чем в Мурманске с его северными надбавками. В области действуют шесть разных тарифов на электроэнергию, но каждый из них - выше, чем в соседнем Владимире. В годы советской власти затраты на энергоресурсы составляли в структуре стоимости ткани от 2 до 8%. Сегодня выросли до 50%.

А на текстильщиков еще навешиваются инвестиционные надбавки в пользу бедствующих энергетиков.

Напомню: в мировой практике принято платить за уже потребленную энергию, только российские промышленники расплачиваются авансом. Дорогие энергоресурсы заставляют считать и внедрять энергосберегающие технологии. На которые тоже нужны собственные оборотные средства и инвестиции.

По-хорошему инвестором должно бы стать население. Так и было в советские времена, когда ивановские текстильщики получали самую высокую в области зарплату и не стеснялись с покупками. Рубль, вложенный в текстиль, за год оборачивался четырехкратно. А областной бюджет на три четверти формировался из текстильных денег.

Во времена большой реконструкции не забывали о социальной сфере. Редкое предприятие обходилось без собственного профилактория или базы отдыха. Сегодня речь уже не о здоровье - не умереть бы с голоду. Престиж профессии упал ниже некуда. Отсюда кадровый голод. За время массовых простоев и увольнений людей подрастеряли, вернуть их к станкам сложно. Профтехучилища из-за безденежья и за ненадобностью позакрывали. Спасающие отрасль пенсионеры уходят, потому что, работая, недополучают пенсии.

Точки роста. Под аккомпанемент дискуссий по поводу краха текстильной отрасли подоспела статистика за двухтысячный год. Из нее выяснилось, что иные текстильные предприятия выбились в лидеры по объему продаж товаров собственного производства без НДС и акцизов, потеснив такие благополучные компании, как Кранэкс, Автокран, Ивтелеком, Славнефть-Ивановонефтепродукт, Петровский спирткомбинат, Ивановский бройлер...

К примеру, ОАО Шуйские ситцы по этому показателю вышло на третье место после «Ивэнерго» и Сбербанка. В десятке лидеров оказались Яковлевская мануфактура и Большая ивановская мануфактура, а многие другие вошли в первые строки рейтинга. Правда,  в число  лидеров входят главным образом отделочные производства, торгующие готовой тканью. Прядение и ткачество - в убытке. Но вопреки прогнозам, в январе-феврале спада в текстильной отрасли не наблюдалось. Напротив, рост к прошлогоднему уровню составил 7%. По большому счету от введения НДС пострадало одно прядение, да и там сырье главным образом давальческое. Остальные как получали раньше за обработку, так получают и сейчас.

Серьезная проблема - 75-80%-ный физический износ оборудования. Только 1/4 мощностей позволяет выпускать конкурентоспособные на внешнем рынке ткани. И это при наличии в области АО Ивчесмаш - единственного производителя чесальных машин в России, АО Ивтекмаш, выпускающего оборудование для непрерывной отделки ткани, АО Завод им. Королева - производителя оборудования для первичной обработки льна и других уникальных предприятий текстильного машиностроения. Для расшивки этого узкого места учрежден центр Текстильлизинг.

Все средства хороши для улучшения качества товара. Чтобы повысить конкурентоспособность ивановских тканей, работать главным образом придется над их уплотнением без увеличения линейной плотности, чтобы получать тонкие и плотные полотна при том же расходе дорогого импортного сырья.

Пока лишь АО Красная Талка выпускает гребенную пряжу высоких номеров. В ассортименте предприятия 36 наименований тканей от тончайших батистов, кисеи, органзы, маркизетов до тяжелых фланелей. Но на прилавках их нет, потому что спрос определяют мальчики-маркетологи, что держат равнение на товар «числом поболее, ценою подешевле».

Ассортиментный альянс. Между тем эффективные способы крашения и печати, новые виды отделок позволяют изготавливать, в частности, ткани с эффектом батика. Только поставленный глаз разглядит, что это не ручная роспись. Отечественный потребитель заждался подобного товара. В текстильном крае с его высокой конкуренцией предприятиям полный резон вернуться в ниши, под которые они создавались. Комбинату Самойлова и Красной Талке выпускать высококачественные платьевые ткани из крученой пряжи,Фатексу - шиниль и гобелены, ЗиМе - сатины, Навтексу - бельевые широкие ткани, Меланжу и Родниковскому текстилю - ткани для армии и так далее.

Госзаказ. Порядок его формирования и финансирования давно уже пора пересмотреть. Традиционно Ивановская область поставляла до 80% вещевого имущества от всей потребности силовых ведомств, но в последние годы инициативу у предприятий на тендерах перехватили коммерсанты. Ссылки силовиков на то, что коммерсант им предлагает товар дешевле, несостоятельны. Коммерсант в отличие от производственников, недодает федеральному бюджету, который кормит господ-силовиков. Надо держать в голове, что закупка сырья - дело сезонное и добиваться хотя бы 40%-ного авансирования по договорам за выпуск продукции, поставляемой для государственных нужд. Иначе предприятия, выигравшие тендер, опять будут вынуждены идти на поклон к «давальцам» и работать себе в убыток. Собственником сырья под госзаказ могла бы стать конкретная государственная структура, не ставящая своей задачей извлечение прибыли. К примеру,  Госкомрезерв.

Очевидно, что без разумного и активного вмешательства государства отрасли не подняться. Профессиональные управленцы не могут не понимать, что от развала текстильной промышленности никто не выиграет. В  Манчестере, с которым привычно сравнивали Иваново, текстильщики пережили кризис задолго до своих российских коллег. Сегодня там выпускаются не ткани, а высокопроизводительное текстильное оборудование. Но где взять деньги на перепрофилирование производства, как не в том же текстиле?

КОМПАНИИ И ТОРГОВЫЕ МАРКИ, УПОМЯНУТЫЕ В СТАТЬЕ

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ