Поиск


ЖУРНАЛ "ТЕХНИЧЕСКИЙ ТЕКСТИЛЬ" №37

                    ( читать ... )

ЖУРНАЛ "ТЕХНИЧЕСКИЙ ТЕКСТИЛЬ" №36

                    ( читать ... )

Ссылки партнеров

Традиции


Идеи и разработки/Традиции/Память тела. Нижнее белье советской эпохи

Память тела. Нижнее белье советской эпохи

19 апреля 2001
Рынок легкой промышленности №12, 2001

Бакст Люба


- Задача выставки - посмотреть из сегодняшнего дня на советскую эпоху, причем не  «сверху», не с точки зрения власти, идеологии, политики, но «снизу» - с точки  зрения обычного человека. А что мы увидим, глядя «снизу», если не нижнее белье? - такую формулировку предложили кураторы выставки московский арт-критик Екатерина Деготь и петербургский искусствовед Юлия Демиденко.

Однако далеко не все оказались готовы к такому подходу. Само открытие выставки в Петербурге накануне 7 ноября (а когда же еще открывать выставку, посвященную советскому времени?) вызвало недовольство городского управления культуры и - беспрецедентный случай за последние 15 лет! - предварительный осмотр выставки специальной комиссией... Затем последовал вызов организаторов выставки в прокуратуру по горячим следам возмущенного письма одного из посетителей. Все это, конечно, только добавило проекту успеха без всякого участия организаторов.

За два месяца работы выставку посетило более 40 тысяч человек, число рекордное для Петропавловской крепости. В залах Невской куртины бушевали настоящие страсти, о чем свидетельствовали две книги отзывов, исписанные  словами восхищения и проклятья, благодарности и осуждения...

В Нижнем Новгороде посетителей было поменьше, но  отзывы, число которых сравнялось с питерским, были исключительно доброжелательные. Отклики на выставку опубликовала не только городская, но и вся центральная пресса.

Отозвались и многие зарубежные средства массовой информации. Статьи и заметки о выставке поместили французские Либерасьон и Франс Суар, авторитетнейшая немецкая газета Франкфуртер Альгемайне Цайтунг, специальную передачу подготовило Би-би-си, снимать экспозицию приезжало даже телевидение из далекой Австралии... В рейтинге выставок года газеты  Известия, «Память тела» заняла третье  место после «Карла Брюллова» и «Казимира Малевича» в Русском музее.

Однако своей популярностью выставка стала обязана не столько разгоравшейся вокруг нее атмосфере скандала, сколько, главным образом, необычной теме и нетрадиционному подходу к ней.

В России собиралось и экспонировалось главным образом то, что связано с официальной и парадной стороной жизни, но всегда недоставало выставок, посвященных истории простого быта. Этот недостаток еще более ощутим, когда дело касается советского времени. По плакатам и кинофильмам мы хорошо знаем советский миф, когда все мужчины - герои, женщины - красавицы, а розовощекие дети напоминают сосиски из «микояновской» «Книги о вкусной и здоровой пище». Перестроечная волна вынесла на поверхность «чернуху» советской истории, ее трагедии и кошмары.

Выставка «Память тела» предложила принципиально новый взгляд на советскую действительность. Она рассказала об интимной, человеческой стороне истории. Для такого рода анализа белье - самый подходящий материал, поскольку именно оно представляет собой последнюю грань между человеком и обществом.

В то же самое время за газетной шумихой оказалось упущенным то обстоятельство, что это первая в России выставка, посвященная белью. Россия, пожалуй, единственная европейская страна, которая по сию пору не имеет нормального Музея костюма или моды. Этот недостаток лишь отчасти восполняется временными выставками в крупнейших российских музеях. 

Постоянные посетители Эрмитажа, Музеев Московского Кремля, Царского Села теперь прекрасно знают, как выглядели помпезные придворные туалеты, мундиры императоров и коронационные платья императриц. Но повседневный костюм рядовых россиян так и остается неизвестным широкой публике. Тем более, когда речь идет о белье. Оно уже не раз становился темой специальных экспозиций на Западе. 

В 1997 году, например, выставка под названием «Корсеты и нейлоновые чулки»  прошла в Германии. В России же нет даже ни одного исследования, рассказывающего об истории белья, а между тем она в России была совсем другой, нежели в Европе или Америке. «Память тела» с ее прекрасно изданным каталогом стала первым опытом такого рода.

Выставка разделена на три части, каждая из которых соответствует определенному этапу в истории страны и, как убеждены авторы выставки, в истории советского белья.

Частное/Общественное

Первая, под таким названием  охватывает 1920-1940-е годы. Солдатский аскетизм военного коммунизма сменился буржуазными излишествами НЭПа, на смену последнему пришел сначала коллективистский спортивный идеал 1930-х годов, а затем - суровая бедность военного времени. Именно в этот период началось массовое фабричное производство белья для действующей армии. Вопросам конструирования и пошива мужского белья уделялось самое пристальное внимание, поэтому ему свойственно определенное разнообразие. Модель нижней сорочки «гейша» с открытым воротом и укороченным рукавом повторяла дореволюционный образец, а «народная» была изобретением советских модельеров и конструкторов. 

Ориентированное на военные нужды государственное фабричное производство почти не выпускало женское белье. Вплоть до 1950-х многие женщины носили припасенное в качестве приданого дореволюционное белье: длинные панталоны, нижние юбки и т.п. Чаще всего женское белье шили самостоятельно. 

В эпоху НЭПа нарядное белье из натурального шелка, нередко цветное, по моделям из заграничных журналов, производили в частных мастерских или в ателье Москвошвея  и Ленинградодежды  по индивидуальным заказам. В них, а также в различных артелях и кооперативах изготовляли пояса и корсеты, которые в это время вновь вернулись в моду.

Белье горожан и сельских жителей, интеллигентов и номенклатурных работников демонстрируется на построенных в шеренги плоских безликих манекенах, силуэт которых повторяет «человека Малевича» и словно олицетворяет  эпоху. 

Принципиальным нововведением того времени были трикотажные футболки, майки и спортивные трусы, наглядно воплощавшие популярную идею равенства полов. Появившись в 1920-е годы в качестве спортивной одежды, они в 1930-е стали рассматриваться в качестве мужского летнего белья и сохраняли это значение до 1980-х. 
Такого рода спортивное белье запечатлено на многочисленных плакатах и фотографиях тех лет с изображением массовых спортивных праздников и парадов. В экспозиции представлены также эскизы костюмов для ленинградских парадов 1930-х годов В. Сулимо-Самуйлло, ученика Павла Филонова. Подобное белье на скульптурах спортсменов запечатлено московским фотографом И. Мухиным. Редкие примеры репрезентации предметов нижнего туалета можно увидеть на плакатах 1920-30-х годов, представляющих «Правила содержания мужской бани», или рекламирующих продукцию советских фабрик, идущую на экспорт.

Быт/Стыд

Вторая часть выставки отсылает к 1945 - середине 1960-х годов, периоду, временные рамки которого определяются победой над Германией и "хрущевской оттепелью". Знаковые вещи этого периода - знаменитые теплые панталоны с начесом и всевозможные грации - представлены как предметы интерьера: туго набитые диванные подушки или декоративные вазы для цветов. Прочие экспонаты - в оклеенных обоями витринах, напоминающих то ли тесные шкафы-шифоньеры, то ли крошечные хрущевские квартиры.

Это время отмечено не только прямыми и непосредственными контактами с западным миром, но и очевидным поворотом к женщине. Большую роль стала играть мода. Трофейное белье, похожее на вечерние туалеты, служило образцом для подражаний. Женское белье этого периода отличалось необычайным разнообразием фасонов, сложным кроем с вытачками и подрезами и затейливыми отделками в виде воланов, вышивок и т.п. Комбинация стала настоящим фаворитом эпохи. 

Представленным на выставке нарядным комплектам из ночных и дневных сорочек, комбинаций и  панталон из натурального или вискозного шелка; разноцветным чулкам позавидовали бы и современные модницы. В это время в белье впервые после НЭПа вернулся цвет - не только пастельные оттенки, но даже черный и красный. Панталоны на пуговках постепенно вытеснялись   трусами с продернутой резинкой, причем начался этот процесс с женских плавок к купальным костюмам, а в конце 1950 - начале 1960-х годов появились синтетические материалы, активно использовавшиеся в остро-модных новинках - купальниках, пышных нижних юбках.

Всеобщее увольнение в запас сказалось на развитии мужского белья. Исключительной популярностью пользовалась пижама, ставшая вариантом домашнего костюма или почти обязательной одеждой для курортного отдыха. Всеобщим вариантом летнего белья стали сатиновые трусы и трикотажные майки. Появились первые трикотажные трусы, которые поначалу представляли собой просто укороченные кальсоны. 

К 1960-м годам вошли в обиход эластичные плавки, после чего сатиновые трусы стали с иронией называть   "семейными", т.е. для домашнего, семейного круга. 

Только детское белье еще долго варьировало формы и фасоны довоенного, а то и дореволюционного, времени - свободные сорочки, обязательный лифчик с чулочками, штанишки на пуговках (резинки долгое время считались вредными для детского организма). Однако и здесь новые веяния сказались в разнообразии расцветок и отделок, а также в масштабном промышленном производстве.

Одним из парадоксов тех лет было крайне стыдливое отношение к белью, исключавшее даже его рекламу, при том, что в повседневной жизни оно демонстрировалось без тени смущения. В графических листах классика советского искусства А. Пахомова белье предстает как рабочая одежда, в которой доят коров, укладывают асфальт или штукатурят дома.

Депрессия/Мечта

Заключительный раздел выставки напоминает о сравнительно недавнем периоде 1970-е - 1980-е годов. Это время характеризовалось дальнейшей интеграцией СССР в европейское пространство. Чешские колготки и гэдээровские комбинации с жесткими капроновыми кружевами были мечтой советских женщин и средством к существованию для целой армии спекулянтов, тем более это касалось "капиталистического" белья. Мужские сатиновые трусы уступили место эластичным трикотажным "плавкам". Из-за рубежа пришли такие новые для советской действительности вещи как мужские колготки и уже позабытые гольфы, белье для мужчин черного, зеленого, терракотового цветов или даже с набивным рисунком. 

Позднее, в период расцвета кооперативного движения 1980-х, появились такие невиданные прежде предметы как  женские боди и комбидрессы. Именно такого рода красивые и привлекательные предметы нижнего туалета  (импортные,  созданных по их образцу отечественные и доморощенных попыток подражать им) парили под самым потолком выставочного зала, закрепленные на плечиках с белоснежными крылышками, украшенных популярными в те годы экзотическими именами «Эдита», «Диана» и т.д. 

Производство качественного отечественного белья тормозилось  неповоротливостью  гигантов легкой промышленности, отсутствием необходимой фурнитуры и эластичных тканей, которые приходилось покупать заграницей за инвалютные рубли. Созданные по импортным образцам  экспериментальные модели ленинградских фабрик,  как правило, не появлялись на прилавках магазинов. Розовая или голубая мечта из дэдэрона или шелковистого эластика, новых материалов, определявших развитие моды,  то и дело оказывалась недостижимой.

Парадоксальная система социалистического распределения привела к возникновению тотального дефицита. Однако в борьбе с ним население проявляло удивительную изобретательность. Из трикотажного белья изготавливали обычную одежду. 

Настоящим хитом выставки стали эрзац-колготки, состоявшие из трусов и пришитых к ним хлопчатобумажных чулок. Вообще женские колготки, сменившие  неудобный пояс, были вещью почти сакральной. Даже вконец рваные они не выбрасывались, а еще долго служили в качестве ковриков для ног, мочалок, хитроумных приспособлений для сбора яблок и т.д. 

Все эти предметы, олицетворяющие как бы депрессивную повседневность, расположены на низких подиумах, словно в насмешку оклеенных зазывно привлекательными картинками из западных каталогов.

Привычки к изображению белья в советское время не существовало, его почти не было на рекламных плакатах или в журналах мод.  Устроителям выставки с трудом удалось найти отдельные изображения в плакатах, графике тех лет. Советское белье как бы окружено молчанием. Но на выставке о нем говорят, говорят простые люди. В полном соответствии с тематикой каждого зала по всей экспозиции вывешены подлинные рассказы людей: про жгучий стыд, связанный с торчащими из-под юбки панталонами фабрики «Дружба»; про сшитые из штанов дамские блузки; про первые чулки...Эти свидетельства, то, что на Западе называют модным словом oral history (устная история), вызывали, пожалуй, самые сильные эмоции у посетителей и порождали своеобразную цепную реакцию воспоминаний.

Так что выставка представила историю советского белья во всей ее полноте, рассказав не только о смене модных фасонов, появлении новых материалов, о развитии фабричного производства и влиянии на советскую моду зарубежных образцов. Такой подход давно известен на Западе, где даже исторические выставки белья чаще всего связаны с понятиями рекламы, т.е. в конечном итоге, с производством и реализацией. Выставка «Память тела» впервые поведала о системе советской торговли, о проблемах «доставания» красивого белья и других способах преодоления дефицита; о том, как белье хранили, носили, перешивали; о вторичном его использовании, одним словом,  продемонстрировала историю развития белья и с точки зрения потребителя.

Любопытно, что выставка про наше белье была организована при финансовой поддержке немецкого концерна Триумф, тогда как отечественные производители не пожелали в ней даже участвовать своими экспонатами. Подозреваю, что именно поэтому немецкое белье так разительно отличается от российского даже в наши дни.

ПРИМЕЧАНИЯ

Выставка под таким названием проходила с 7 ноября 2000 года по 30 января 2001 года в Петербурге, с 9 февраля по 11 марта - в Нижнем Новгороде; с 17 апреля - в Москве. Организована при содействии Немецкого культурного центра Гете-институт.

Основу выставки составило подлинное нижнее белье, производившееся и бытовавшее в Советской  России и СССР (1917-1991), из собрания Музея истории Санкт-Петербурга, частной коллекции Юлии Демиденко (С.-Петербург), а также собрания Александра Петлюры (Москва). В нее также вошли материалы из собрания  Российской Национальной библиотеки (Санкт-Петербург) и частных архивов - редкие образцы рекламы белья, плакаты, графика, официальные и частные фотографии. Дополнили экспозицию работы современных российских художников, в которых нашли отражение индивидуальные комплексы и переживания, связанные с нижним бельем.

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ