Поиск


ЖУРНАЛ "ТЕХНИЧЕСКИЙ ТЕКСТИЛЬ" №37

                    ( читать ... )

ЖУРНАЛ "ТЕХНИЧЕСКИЙ ТЕКСТИЛЬ" №36

                    ( читать ... )

Ссылки партнеров

Промышленная политика, модернизация


Интересы/Промышленная политика, модернизация/Кто хочет поставить крест на отечественном текстиле?

Кто хочет поставить крест на отечественном текстиле?

30 января 2001
Рынок легкой промышленности №10, 2001

Тихонов Владимир Ильич

Сегодня достаточно много говорят о подъеме в текстильной промышленности. Но я не стал бы обольщаться цифрами. Ведь точкой отсчета для этого роста стала низшая ступень падения отрасли. Если в годы советской власти Ивановская область была текстильным цехом страны,  то за последние десять лет промышленное производство здесь сократилось практически вчетверо. Некоторое оживление в 2000-м году стало возможным только на фоне недавней полной разрухи.

За это десятилетие текстильные предприятия области потеряли около 40% производственных мощностей. Оборудование устарело, вышло из строя, было списано и частично распродано, в том числе и за рубеж, нашим основным конкурентам. Это относится даже к таким некогда флагманам отрасли, как Фабрика 8 марта и Ивановский камвольный комбинат.

Благодаря дефолту августа 98-го по стране прокатился финансовый вал, и отечественная промышленность оживилась. Когда рубль резко обесценился, продукция российских текстильных предприятий стала конкурентоспособной на внутреннем рынке исключительно по цене. Сегодня и эти ресурсы по существу исчерпаны. Зато добавились совершенно новые проблемы. Главная из них - износ основных производственных фондов. На морально и физически устаревшем оборудовании невозможно выпускать конкурентоспособные ткани. Даже самые благополучные предприятия текстильного края - БИМ, НИМ, ЗиМа, Шуйские ситцы, - и в годы безвременья постоянно проводившие техническое перевооружение достигли высокого качества отделки, но так и не смогли наладить выпуск широких тканей,  которые ценятся во всем мире. На это нужны огромные капиталовложения. По экспертным оценкам, в отрасли уже с 2003 года начнется массовое выбытие основных производственных фондов из-за их физического и морального износа. Денег на замену оборудования на предприятиях отрасли нет.

Наметившийся было подъем дал надежду, что мы сможем преодолеть барьер 2003 года, но недавние события сделали эти надежды призрачными. Я имею в виду введение 20%-ного НДС на ввоз хлопка из стран дальнего зарубежья. Уже в январе цена тонны хлопка подскочила с 1300 до 1600 долларов. Соответственно дорожают ткани. Одновременно правительство приняло решение о снижении ввозных таможенных пошлин на текстильные товары из стран дальнего и ближнего зарубежья с 30 до 15 %.

Не берусь судить, целенаправленно или по недомыслию, федеральные власти решили снова обрушить текстильную отрасль. А депутаты Государственной Думы, голосовавшие за вторую часть налогового кодекса, загнали текстильщиков в ситуацию середины 90-х годов. Тогда наша область за полтора года потеряла 70 % объема производства.

Мы пытаемся бороться за выживание отрасли всеми возможными методами. На совещании во Владимире 28 декабря, когда Владимир Путин встречался с губернаторами 18 краев и областей, я был вынужден поставить перед президентом этот вопрос и выйти с законодательной инициативой об отмене НДС на экспорт хлопка. Предложил проект новой редакции законопроекта. Меня поддержали такие видные политики, как Егор Строев, Юрий Лужков, владимирский губернатор Николай Виноградов и другие. Тогда президент согласился, что проблему надо решать незамедлительно. Возвратить ситуацию в отрасли к середине 90-х значит погубить наши текстильные регионы. Вторично текстильщикам не подняться. Там же, на совещании, Владимир Владимирович дал поручение вице-премьеру Алексею Кудрину решить этот вопрос. Я проследил цепочку: от Кудрина в министерство, оттуда в департамент, из департамента к какому-то клерку.

И этот клерк, представьте, решает, что нецелесообразно отменять НДС на ввоз хлопка. Ему президент не указ. Что это за государство, где простой клерк, отменяя решение президента, ставит крест на отечественном текстиле? Видимо, кому-то в высшем эшелоне власти России, я имею в виду правительство, очень выгодно, чтобы российский текстиль был угроблен в интересах китайского и прочего иностранного текстиля. Кто-то очень хорошо на этом зарабатывает.

Я не допускаю мысли, что на таком уровне руководства находятся абсолютные тупицы, ничего не понимающие ни в экономике, ни в политике и готовые ради сиюминутных, во многом призрачных выгод обрушить целую бюджетообразующую отрасль. Способные не задумываясь выставить за ворота предприятий сотни тысяч квалифицированных, обученных специалистов. На их обучение тоже серьезные российские деньги потрачены.

Власть обязана просчитывать все последствия принимаемых ею решений. Девятого февраля в Калуге, на совещании Георгия Полтавченко со всеми губернатора центрального федерального округа, я вынужден был вернуться к этой проблеме. Сказал: если вопросы будут решаться так, как с введением НДС, главам администраций нет смысла собираться. Георгий Сергеевич дал соответствующие указания. Знаю, что сейчас в его структурах разбираются, каким образом поручение президента, широко озвученное центральным телевидением, до сих пор не выполнено. Думаю, генерал-губернатору хватит власти для наведения здесь порядка.

Много сложностей связано с нынешним кадровым голодом на предприятиях отрасли. Все последние 10 лет людей увольняли. Никто проблемой кадров для текстильной промышленности всерьез не занимался. Как только производство закрутилось в четыре смены, некого стало ставить к станкам. Сегодня только Ивановский меланжевый комбинат готов принять полторы тысячи специалистов, Тейковский хлопчатобумажный комбинат - еще тысячу, и так далее. У всех есть площади, оборудование, а работать на нем некому. Разрушена стройная система подготовки кадров от рабочего до руководителя, которой некогда так гордился текстильный край. Мы утратили материальную базу очень многих профессионально-технических училищ и техникумов. Хорошо, хватило ума сохранить систему вузовского образования. На этой базе есть возможность возродить систему подготовки специалистов разных уровней. Пытаемся на скорую руку решать вопросы с помощью учебно-курсовых комбинатов, сохранившихся на отдельных предприятиях, чтобы хотя бы на базе простого, индивидуального ученичества оперативно готовить рабочих в текстильные производства.

Многие опытные работники ударились в челночный бизнес. Молодые женщины таскают тяжелые тюки постельного белья, гробят свое здоровье. Не понимают пока, что теряют себя, как женщины и как матери. Наша задача - вернуть их на фабрику. Для этого надо создать им хорошие условия труда, заинтересовать достойной зарплатой. И здесь правительство снова демонстрирует полнейшее отсутствие интереса к судьбам жителей края. Судите сами.

В прогнозы развития страны по всем параметрам заложили идею, что зарплата в текстильной и легкой промышленности должна быть ниже прожиточного минимума.

На эту зарплату невозможно не только прокормить детей, но и самому выжить. Когда на федеральном уровне в отношении отрасли закладываются такие губительные идеи развития текстильных регионов, нормальным это не назовешь. Одновременно объявлено, что при всех повышениях пенсий они не превысят 87% нищенского прожиточного минимума. Похоже, родное правительство решило заведомо обречь текстильный край на вымирание.

По логике, кадровый голод - проблема новых текстильных магнатов. Увы, это только в сказке было сказано, что приватизация предприятий приведет к процветанию. Пока по нашей Ивановской области идет процветание владельцев на фоне полного обнищания всех остальных категорий работающих. Наглядный пример - Ново-Писцовский льнокомбинат, попавший в руки нескольких частников. Новые хозяева, получив свою долю прибыли, довели градообразующее предприятие до банкротства. Но предварительно перевели все активы дочерним компаниям. Закончилась эта история тем, что владельцы выжали все, что можно, и бросили никому уже не нужный, полностью добитый комбинат. Все население поселка оказалось в безработных. Деваться им некуда. Но об этом не у владельцев, а у губернатора голова болит: как инвесторов на угробленное предприятие затащить, как детей кормить, на что социальную сферу содержать? Куда пристроить брошенных рабочих в поселке, где нет других предприятий, где работать просто негде? Им даже уехать в другое место невозможно, потому что транспорт не ходит.

Еще одна отраслевая проблема - работа на давальческом сырье. В свое время она спасла текстильные предприятия от полного развала. Благодаря давальцам фабрики без собственных оборотных средств могли работать, загружать оборудование, сохранять рабочие места, платить людям зарплату. С другой стороны, давальческая схема загнала предприятия в тупик, потому что основная масса прибыли уходила мимо. Предприятиям остается в оплату за переработанный хлопок ровно столько, чтобы хватило заплатить за электроэнергию, газ, частично налоги, выдать заработную плату. На перевооружение, развитие денег нет.

Иные из давальцев начинают понимать, что, не вкладывая в техническое перевооружение, они обречены на вымирание вместе с партнерами-текстильщиками. Через два-три года, когда последние погибнут, давальцам некому будет свой хлопок поставлять. Те из них, кто начинает вкладывать средства в переоборудование, обретают шанс на выживание.

Но от давальческой схемы, на мой взгляд, все равно придется постепенно уходить, наращивая оборотные средства самих предприятий за счет прибыли. Часть новых владельцев успешно решает эту проблему. Пример - текстильный холдинг «Шуйские ситцы». Входящие в него фабрики Шуи, Фурманова, Иванова приобретают сырье на собственные оборотные средства.

Областное руководство сегодня освободило большинство текстильных предприятий от непосильного бремени по содержанию на своем балансе жилья и объектов социальной сферы.  Денег на эти цели нужна тьма. В областном бюджете их нет. Наизнанку выворачиваемся, чтобы помочь ведущей отрасли нашего края. И на чем свет стоит клянем господ-приватизаторов, успевших здесь у нас накуролесить. 

Так, руководство градообразующего предприятия Навтекс до его банкротства ухитрилось приватизировать одновременно с производством  и объекты социальной сферы. Теперь владельцы не хотят передавать их в муниципальную собственность, а предлагают выкупить. Они диктуют ни в чем не повинным семьям текстильщиков свою волю: «умрем мы - умирайте и вы». Выкручивают руки местной власти. Ситуация абсурдная - по существу, преступление против действующего законодательства. Прокуратура, комитет по управлению госимуществом, фонд управления имуществом, администрации всех уровней дружно просмотрели все эти нарушения закона, что начинают сказываться сейчас. На мой взгляд, отдавать объекты социальной сферы в счет долгов предприятия - абсолютно негосударственный подход.

Заметьте, пока предприятие лежит на боку, оно никому не нужно. Но стоит объявиться инвестору, стоит производству заработать стабильно, стоит начать обслуживать текущие платежи, тотчас,  как мухи на мед, слетаются к нему дельцы. Они готовы скупать долги, чтобы стать основным кредитором, довести предприятие до банкротства и получить его за бесценок.

Второй передел собственности четко обозначился сейчас в текстильной отрасли. От этого никуда не деться. Моя позиция - стоять на страже интересов тех, кто начал «раскручиваться», кто не доводит фабрики до конкурсного производства, кто хочет сохранить и коллектив, и предприятие.

Мне важно, чтобы налоги текли и в областной, и в федеральный бюджеты. Здесь у нас есть хоть какая-то система контроля, и рычаги у местной власти имеются. Наша администрация всячески, на всех уровнях, поддерживает тех, кто работает честно, худо-бедно рассчитывается с текущими платежами и начинает понемногу отдавать старые долги.

Задача власти и налоговых органов - не ободрать промышленников, а создать условия для увеличения налоговой базы.

Наращивая объемы производства даже при недоплате старых долгов, мы увеличиваем поступления в казну. Расчет простой. Либо мы, взыскивая долг, снова сажаем производство в лужу,  и больше налогов поступать не будет. Либо принимаем закон о предоставлении налоговой льготы работающему предприятию или о проведении реструктуризации долгов хотя бы на уровне области. Разбираемся с каждым по отдельности, по каждому готовим предложения. Надо находить компромиссы там,  где это необходимо.

Сложность в том, что в текстильном крае моноотраслевая экономика. Я, как губернатор, крайне заинтересован во вложении денег в производство. Каждый день веду более или менее удачные переговоры со всеми возможными и невозможными инвесторами. В конце прошлого года подписал протокол намерений о создании двух российско-китайских СП. Они должны производить центрифугальные машины, разработанные в Шуе и Иванове. Одно - на базе Шуйской машиностроительной компании, другое - в Китае. Все соглашения подготовлены, дело за практической реализацией этого перспективного проекта.

Не дожидаясь исхода выборов, я поехал, а на переговоры с японскими бизнесменами - обсуждать возможности широкомасштабных инвестиций в российскую экономику. Это была первая после второй мировой войны делегация законодательного органа власти нашей страны в Японию. Цель - убедить японских бизнесменов: в экономику России выгодно вкладывать деньги. Доказывал, что даже не самые удачные изменения в экономическом, финансовом, налоговом законодательстве на протяжении 2000 года не сделают эти инвестиции менее привлекательными. В начале июня с ответным визитом  приедут уже около 50 японских бизнесменов для проработки конкретных проектов инвестиций в наше производство.

В целом проблемы инвестиций будут решаться только тогда, когда инвесторы почувствуют реальные выгоды. Сегодня область вымирает ускоренными темпами, количество жителей сокращается.  Чтобы сделать регион инвестиционно привлекательным, нужен сдвиг в сознании людей, повышение уровня жизни населения. Потому мы собираемся заложить в областной бюджет определенное количество средств на развитие промышленности. Но экономика области не позволяет слишком размахнуться. Выделяем деньги на увеличение уставного фонда областного банка, чтобы он мог давать льготные кредиты под перспективные инвестиционные проекты. Закладываем налоговые кредиты, возможность компенсации части процентной ставки банка.

Провели серьезное совещание с работниками вузов, научно-исследовательских, проектных, отраслевых институтов. Поставили перед ними задачу реализовать на производстве  новые разработки ивановских ученых. Пытаемся воплотить в жизнь идею общественного консультационного совета с участием руководителей промышленных предприятий, вузов и различных институтов для внедрения лучших разработок. Я высказал свое видение возможной лепты каждого вуза в подъем экономики области. Первые предложения уже начинают поступать.

Главную ставку и я, и моя команда делаем на свои собственные ресурсы. Главный из них - люди. Мы всеми силами защищаем и будем защищать интересы отечественного товаропроизводителя, утеплять для него инвестиционный климат. Чтобы отечественные капиталы не бежали за границу, а работали во благо России и россиян.

Подготовила Валентина Охотникова

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ